mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Мозги и адреналин

Читаю сейчас двухтомник Маркова "Эволюция человека", книжки эти полны всяческих экспериментов и наблюдений, сделаных за последние 25 лет с тех пор, как я изучала курс по высшей нервной деятельности на биофаке. Наука эта необыкновенно продвинулась вперед, а я осталась где-то позади, занимаясь совсем другой биологией. А написать я хочу о некоей давней проблеме, которая ставила и ставит в тупик мои дилетантские мозги. Преамбула: всем нам знакома типичная адреналиновая реакция на страх и стресс, тот комплекс процессов, которые моментально мобилизуют весь организм на борьбу и бегство.

Когда выброс адреналина (эпинефрина) в кровь при виде, например, тигра, вызывает напряжение всех двигательных мышц, усиление сердцебиения, резкое учащение дыхания, расширение зрачков, туннельное видение (резкое сужение поля зрения с усилением фокуса на стрессе), а также всякие неприятности типа непроизвольного расслабления сфинктеров, а стало быть моче- и калоиспускания. В легкой форме (к счастью, без неприятностей) адреналиновая реакция случалась лично у меня даже на экзаменах (если они были важные, вроде сдачи вождения на права, или органической химии). Адреналиновая реакция может приводить и к панике: бежать куда глаза глядят от опасности. В предельных случаях паническая реакция совершенно не поддается контролю, ни изнутри человеком, ни со стороны окружающими. Паника у меня бывала, например, разок случилась, когда я только села за руль в Америке, в результате пришлось менять поломанное колесо (сильно въехала в бордюр). На мой взгляд, основное отличие панической реакции - это ее полная неконструктивность: бежишь, не разбирая дороги, крутишь руль не в нужную сторону, делаешь не то и не так, как надо, чтобы разрешить ситуацию в лучшую сторону. При этом я могу достаточно хорошо восстановить в памяти и ход событий, и свои ощущения (весьма неприятные) во время паники и адреналиновой реакции, физически плохеет от этих вот ощущений-воспоминаний, и потом в кошмарах снится.

Однако же были у меня в жизни два случая, когда реакция на стресс была совсем другой, не панической, ниже расскажу, и оба случая - в момент непосредственной угрозы для жизни, вполне очевидной в те моменты. Оба случая произошли в походах-экспедициях, причем есть у меня и контроль. Ибо в походах случалось много чего, менее серьезного, но неприятного, например, я пару раз срывалась на снежнике и леднике, и надо было свое падение остановить, зарубившись ледорубом. Но в тех местах, где я срывалась, склон был длинный, время среагировать было, и я вполне сознательно, без паники, и с легким адреналинчиком зарубалась, останавливалась и вылезала. Все потом помнила хорошо, от начала до конца. Была один раз и паническая реакция, когда я на полевых занятиях по альпинизму не разжала вовремя пальцы, и моя страховка не сработала, узел не затянулся. Правда, дело было в первый раз, высота маленькая, и я просто слетела с основной веревки задницей на склон, к великому урону для своей репутации и гордости. Но ни в одном из этих случаев не было осознания неминуемого конца, не было даже осознания серьезности ситуации.

Первый серьезный случай произошел в экспедиции на Дальнем Востоке, на острове Петра Великого, был мне 21, после третьего курса. В свободное время я пошла погулять на скалистый мыс, и решила на него залезть, что проделала довольно успешно, несмотря на полное отсутствие способностей к лазанию (координация плохая, тип телосложения не тот). Высота была метров около 20, а снизу - галечный пляж. И надо было спускаться, о чем я по дурости до того и не задумывалась. А на ногах -старые кроссовки со стертой подошвой. И буквально на втором шаге вниз я сорвалась, нога соскользнула. Дальше память фрагментарна, как стоп-кадры: первый кадр, как меня переворачивает в воздухе, как время растягивается, а ко мне приближется галечный пляж под обрывом, медленно-медленно, и четкое осознание, что все, это смерть, высота большая. Твердое знание того, что момент последний. Дальше провал, полный, ничего, и следующий стоп-кадр: я вишу на некоем уступе на склоне, обняв его двумя руками, совершенно не осознавая, как я в этом положении оказалась, но испытывая глубокое облегчение - пронесло, хотя ноги мои свободно болтаются над тем же обрывом. Снова провал в памяти, такой же, как первый, никаких воспоминаний, и третий стоп-кадр: я уже не вишу, а стою на том же уступе сверху, прижавшись к скале. Больше провалов не было, дальше с уступа я тихонько сползла вниз, очень медленно. Надо сказать, что отходняк меня накрыл только внизу, не помешал мне слезть. Внизу же я долго валялась на галечном пляже, меня трясло, и там вдруг я обнаружила, что вывихнула большой палец правой руки. очень сильно, мне пошевелить им было больно. Причем я совершенно не помнила, когда и как это произошло, что забавно, учитывая, что сустав на правой руке массивный, а вывихов у меня почти не бывает, очень негибкие суставы с жесткими связками. Палец после болел еще с неделю, приходилось его фиксировать и подвязывать.

Второй случай произошел через 20 лет - в походе на катамаранах. Наш катамаран-двойка успешно прошел довольно серьезный порог, и я вернулась по берегу вверх по течению, надеясь, что кто-нибудь из моих подруг побоится идти, и мне повезет, можно будет вместо нее еще раз пройти порог и поиметь еще адреналинчика. Однако же не задалось, и мне предложили прокатиться через порог, сидя на раме большого катамарана-четверки. Надо сказать, что благодаря слаженым, но неправильным действиям команды этой четверки, катамаран в середине порога перевернулся, а я оказалась как раз на оси этого переворота. И снова мысль - все плохо. Четкая, непаническая, не стресс, а оценка ситуации. И снова полный провал в памяти. Я помню то, что было перед этой мыслью, 4-х метровый прямоугольник катамарана медленно начинает вставать вертикально. Но совершенно не помню, ни как я оказалась в воде, а между прочим водичка была холодная, градусов 15 максимум, ни как катамаран шлепнулся на нас сверху, а ведь удар должен был быть сильным. Провал, а потом стоп-кадр: я плыву уже под катамараном, вижу над собой огромный поплавок, а в голове снова спокойствие и облегчение, как тогда на уступе: ситуация разрешилась нормально, я цела, время растянулось, воздуху во мне еще полно, дышать еще совершенно не нужно и пока не хочется, выплывай себе спокойненько. Новый провал, в вот я уже на воздухе, выплыла из-под поплавка, дышу себе, остальные четверо тоже тут, а вон и друзья нас спасают, все отлично.

Не знаю, как объяснить эти провалы, и это магическое выкарабкивание из ситуаций. Как будто бы подсознание отключает за ненадобностью сознание, декларативную его часть, чтобы не мешало процедурным, двигательным навыкам вытаскивать мою дурную голову из беды. Чтобы не было никакой паники, ибо ее нельзя было себе позволить? Отключение сознания явно сопровождалось вполне бойкими действиями тела, недаром я так сильно вывихнула палец.  И было вот это прерывистое включение сознания на один момент здесь и там, с последующей отключкой. Хотя в момент включения оба раз было облегчение и осознание, что вроде бы пронесло. А тогда зачем снова отключать? На всякий случай, чтобы я снова не напортачила? При этом адреналиновая реакция была, мне ли ее не знать, и отходняк был очень сильный, слабость, слезливость, по полной программе. Какая же такая реакция перевесила/дополнила адреналиновую (которая сама по себе является одной из самых сильных заложеных в нас, врожденных программ)? Или же это были предельные случаи адреналиновой реакции?

Tags: science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments