mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Американские индейцы - это сила

Ситуация с деньгами в американской науке нынче крайне хреновая - их резко не хватает. Долгий кризис, то-се, и в результате в настоящий момент, в конце 2012 года,ситуация совершенно аховая. Финансируется примерно 5-8% заявок на гранты, а хороший (достаточный) уровень - минимум 15%. Значит, куча народу сидит без финансирования, а в результате резко возрастает конкуренция, в которой побеждают уже не умнейшие-сильнейшие ученые, а самые выдающиеся мерзавцы и подонки.

Которым периодически приходит в голову, что если нового пирога не хватает на всех, то можно попытаться переделить старый. В результате такой попытки передела, наш Центр внезапно узнал, что вместо обещаных 10 лет финансирования, нас хотят закрыть после первых 5 лет. И даже механизм у них для этого есть: объявить, что мы недостаточно хорошо дело делаем (или не то дело), и просто не продлить наш большой грант. При всем этом комиссия, которая нас каждый год навещает и ревизует, ничего плохого найти не смогла. Но ведь, как говаривал Сандро из Чегема, "любой женщине можно сказать, что при ее-то характере она могла бы быть покрасивее", так и нам, сообщили, что за такие-то деньги могли бы сделать побольше... Наш Директор, умный и хитрый португалец Антонио, решил бороться до конца. И тут на помощь ему, как в Вестернах, пришли добрые индейцы Северо-запада, которые спасли своего белого друга и его Центр - нас не закрыли, грант продлили еще на 5 лет, причем решение было принято на каком-то необыкновенно высоком уровне (во время последнего, третьего этапа аппеляции). Может и еще были защитники, не только индейцы, однако же их роль преуменьшать не стоит. А все это заставило задуматься о том, насколько изменилось положение индейцев в этой стране за последние сто лет...

В детстве мы выросли на книжках об индейцах, их героической борьбе за свои права против белых. В Штатах эту историю подают гораздо более сбалансировано, ибо многие индейские племена занимались откровенным, ничем не спровоцированным бандитизмом по отношению к белым поселенцам. Которые однако победили, превзойдя кровавостью самих индейцев, и нынче остро ощущая свою вину за резню, отнятие детей, одеяла, инфицированные оспой и розданные мирным индейцам, и т.д. Многие истории крайне неприглядны: например, индейцам запрещали разговаривать на своих языках, детей увозили в интернаты. Однако когда во время Второй Мировой потребовался не поддающийся взлому шифр, мобилизовали самое многочисленное из оставшихся племен, навахов, и те просто передавали информацию открытым текстом на своем языке. Вроде бы немцы ближе к концу войны поняли, что это не шифр, а живой язык, но у них не было никого, кто бы этот язык знал. Впрочем, заслуги навахов никто особенно не признал, никакой благодарности они не получили. Правда, племя это оказалось исключительно разумным, им удалось заработать много денег разработкой природных ресурсов, а деньги потом были инвестированы с высокой прибылью, так что нынче навахи очень богаты. В нынешние времена много и других богатых племен, зарабатывающих деньги с помощью казино. Азартные игры запрещены в большинстве штатов, а индейские резервации законам штатов неподвластны, поэтому чего хотят, то и строят, и сильно наживаются на пороках белых людей. Причем сами индейцы обычно только деньги получают, все строительство и эксплуатация с обслуживанием организуются контрактниками. А деньги распределяются внутри племен, однако же стать членом какого-нибудь племени человеку со стороны практически невозможно, надо либо родиться в резервации, либо чтобы тебя племя признало за какие-то важные заслуги. Наличие индейской крови само по себе не помогает, здесь слишком у многих эта кровь наличествует, на всех денег не напасешься.

Индейцы нашего Северо-запада всегда сильно отличались от племен Восточного побережья своей мирностью и ненавязчивостью. Дело в основе местных культур – лососе, ежегодные миграции которого составляли до 10-15 миллионов рыб только в одной реке Колумбии. Вся эта благодать могла прокормить большое население, но надо было не воевать, а ловить рыбу. Миграция лососей начинается уже в мае и длится до ноября (разные виды в разное время), рыбу надо ловить, разделывать, квасить, коптить, дел много, иначе зиму не проживешь. На каждой речушке существовало свое индейское племя, со своей культурой, и даже иногда - отдельным языком. Делить им было нечего, лосось - везде лосось. Встречались племена друг с другом редко, раз в год на фестивалях пау-вау. Поэтому Северо-запад был населен бесконечным числом мирных лососевых народов, в настоящее время они образуют ассоциации по 15-20 племен, типа Якама (Якима), или Салиш. Белые обошлись с ними плохо - загнали в резервации, но не было планомерного физического уничтожения, и в силу индейской численности и мирности, резервации оказались большими по территории (да и земли свободной было много). К сожалению, в результате хозяйственной деятельности сильно уменьшилось поголовье лососей, примерно в 10 раз, и несмотря на все усилия, его пока не удается толком восстановить, хотя конечно и 1.5-2 миллиона рыб в нашей любимой Колумбии - совсем неплохо, всю осень можно есть вкусную рыбку. И индейцы по-прежнему ловят лосося, хотя конечно старая культура уже сильно утрачена.

Долгие десятилетия северо-западные индейцы сидели тихо и не высовывались, пока наконец белые, замученные чувством вины, не стали предпринимать многочисленные попытки как-то извиниться, компенсировать, объяснить и просветить. Тут-то и выяснилось, что все эти попытки индейцев в основном раздражают, и что вообще иметь с ними дело неудобно: у них свой специфический взгляд на все проблемы. Несколько крупных ассоциаций племен категорически отказались от огромных, миллиардных компенсаций за отобраную территорию и оскверненные памятники старины, сообщив, что они своей культурой-предками не торгуют и никакие деньги брать не будут. Всевозможные программы по обучению и просвещению индейцев тоже раздражают: вы опять пытаетесь забрать у нас детей, вырвать их из нашей культуры, вместо того, чтобы дать нам спокойно сидеть на речке и ловить лосося. Изучать себя индейцы тоже не хотят позволять, и вообще разговаривают только со своими, пытаются обходиться без белых по возможности. Единственно, что индейцы захотели, это возможность участвовать в принятии решений по природопользованию. С одним условием - права вето, и с главной целью - блокировать эти решения. Например, принять решение о строительстве плотины теперь без индейцев нельзя, на заседания они не являются, разговаривать отказываются, и все дело пробуксовывает. Очень неудобно получается...При всем этом, если индейцам надо, то они разбивают свои вигвамы в столицах штата и страны, голос их слышен на любом уровне, ибо чувство вины белых не оставляет, и легко откупиться не удалось. Надо теперь вечно терпеть своего непонятного и странного соседа, и пытаться прислушаться к его тихому голосу, иначе так и будешь по уши виноват.

Наш же Директор с самого начала одной из целей Центра поставил диалог с индейцами. И построил его очень умно: если гора не идет к Магомету... мы к вам сами придем. Мы придем к вам учиться, мы будем слушать вас, а не заставлять вас слушать нас. И бывает ужасно забавно. Идет, например, ежегодная конференция нашего центра, первый доклад о математическом моделировании шлейфа реки Колумбия в Тихом океане, второй - об образе Бога-Лосося и его роли у ассоциации племен Якама, третий - о микробах в эстуарии, а четвертый - о преподавании традиционной культуры в индейских школах, пятый - о водорослях, а шестой - о традиционном индейском питании (как лосося лучше готовить). Сидишь, слушаешь и радуешься. Так и вышло, что теперь индейцы нас уважают...

А живут индейцы очень неприхотливо, нигде не встретишь такой свалки и грязи, как в резервации. Похоже, что сама идея что-то как-то убрать-выкинуть их не греет. И что лучше они будут жить тесно, друг у друга на головах, чем что-то строить и напрягаться. Мы постоянно заезжаем в резервацию за лососем, и довольно очевидно, что индейцам не хочется напрягаться ни по какому поводу. Например, нужно им 20 долларов, и столько примерно стоит средних размеров лосось-кета. И ловят они одного лосося, тут же продают, и отбывают во свояси, им совершенно не хочется упереться, поймать-продать 2-х лососей и получить уже 40 долларов, зачем? Хотя народ местный любит свежую рыбу покупать. Но в конце концов, каждый живет, как хочет.

Tags: american life, oceanology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments