mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Об интеллектуальном воровстве

Тема эта склизская, хотя бы потому, что не только истина, но и многие идеи рождаются в спорах, и в процессе не всегда можно четко определить, кто же автор. Да и потом роль некоего оселка, на котором оттачивается мысль, зачастую играется яростным оппонентом, который таким образом сам становится со-автором. Давеча я читала статью, которая утверждала, что продуктивные споры - всегда яростные. И что всевозможные мозговые атаки-штурмы не должны проходить мирно и расслаблено, иначе никакого проку не будет. Но одно дело - коллективное соавторство, где иногда невозможно разобраться, где чье. А есть еще и совершенно откровенное прибирание к рукам того, что "плохо лежит", воровство откровенно чужого для собственной выгоды. И нигде эта выгода не сопровождается такой простотой воровства, как в науке, это тебе не банковкий сейф взламывать. Все, что нужно, это сообразить, что мысль - ценная, и первому успеть донести ее до начальства. А начальству обычно в лом разбираться, кто же автор, принес, и ладно. Так случилось с моим Андрюшей, история вышла довольно поучительная. Работал он в тот момент в небольшой компании Комбижирикс, которая разрабатывала биосенсоры,а конкретно - микрочипы для анализа ДНК, они же микроэррэи. Андрюша разрабатывал электрохимическое детектирование сигнала, и главное, что ему мешало, - это органическое покрытие чипа. Ну никак оно не совмещалось с Андрюшиной электрохимией, да и вообще хреновое было. В компании был целый отдел из 8 человек, который занимался этим покрытием, пробовали разную химию, однако хорошего решения они так и не нашли. Андрюша же взялся за простенькие реактивы, вроде обычного сахара-сахарозы, и сделал для себя сахарное покрытие, которое работало вполне хорошо для его нужд. Между тем ситуация в Комбижириксе накалилась до предела: надо было срочно доделывать коммерческие чипы, а стандартное покрытие не работало. В то же время Андрюша естественно на каждом еженедельном собрании исследовательского отдела делился своими результатами по сахарному покрытию, показывал все новые и новые хорошие результаты, но начальственным вниманием был обделен, начальство витало в сферах. И тут вперед вышел Андрюшин американский кореш. Этот Майк был мужик довольно интровертивный, и очень любил дружить с русскими, пить водку и засиживаться допоздна. Один раз я в 5 утра пошла спать, а он все сидел у нас на лестнице при входе в дом и трендел с Андрюшей за жизнь. Вроде как свой в доску мужик, с интеллигентской рефлексией, книжки умные все нужные читал, образованый, за политику любил трепаться. И все русские в Комбижириксе его привечали, как своего, звали в гости, поили и кормили. А тут этот вот интровертивный Майк подсуетился: взял Андрюшину разработку, отнес к начальству, и звонко бия себя в грудь, заявил, что решил проблему и спас компанию от краха своей гениальной идеей. Начальство тут же ему откинуло денежный бонус и продвинуло его в менеджеры. А Майк пошел к Андрюше, и на голубом глазу ему заявил: "Ты только не пробуй жаловаться, что я у тебя упер разработку, тебе никто не поверит, им это не надо". На что Андрюша ему спокойно ответил: "Хорошо, но ты только не пробуй никому говорить, что я тебе друг". Андрюша продолжал делать свое дело, в конце концов покрытие ему было нужно для разработки своей электрохимии, которая вполен получалась. А потом грянул гром: Майк зарвался. Ему захотелось продвинуться еще вперед, а проще это делать по головам начальства. Начальство же обиделось, и его уволило. Майк тоже обиделся, и вчинил Комбижириксу иск: "я их спас, разработал уникальную технологию, пускай теперь мне за это гору денег платят". А начальство, не будь дураками, пришло к Андрюше со словами: "неси-ка нам свои тетрадки, ведь все знают, что Майк тебя ограбил, и у тебя все четко расписано, заверено, и показано, что на самом деле Майк был не при чем". Так вот, благодаря Андрюшиным тетрадкам отделались от Майка. Но дела у компании все равно шли плохо, деньги закончились, и Андрюшу уволили - ведь он такой креативный, никому не нужен для рутины, а на новые идеи денег нету. Андрюша же всю эту историю воспринял довольно спокойно, как говаривал Тимофеев-Ресовкий, "можно украсть часы с камина, но трудно унести сам камин". Камин-то, башка остается, еще чего-нибудь придумает.

Меня же во всех подобных историях поражает даже не наглость или безнаказанность воров, а то, что они всерьез воспринимают чужие идеи, как свое. Вроде бы увидев на улице потеряный кошелек с деньгами, эти же люди сдадут его в полицию, и не подумают присвоить деньги. Ведь деньги материальны, потрогать можно, но вот идею не потрогаешь, значит вперед, тащи!  Как мой бывший босс Тульский пер идеи, которые ему нравились, ведь вроде как изложишь другими словами - и уже не плагиат. Или немножко разовьешь-продвинешь, и считай, было ваше - стало наше. Патентное право тоже не спасает: существует масса случаев, когда разные компании патентуют, и вполне успешно, одни и те же идеи. Патентное ведомство завалено работой, существует масса способов патенты проталкивать, судиться можно до бесконечности, что весьма разорительно. Так что большие компании часто просто откупаются, отдают часть прибыли, чтобы только прекратить тяжбу о том, у кого патент правильнее.

А бывает еще смешнее. У меня был студент-израильтянин Шахар, который по началу производил вполне приличное впечатление умного парня, умеющего поговорить за науку. А потом все чаще стало случаться, что ко мне прибегали другие сотрудники и просили: "Маша, скажи Шахару, чтобы он не пер у меня идеи, и вообще не лез в мои проекты. А то он приходит поговорить, я ему натурально рассказываю, что делаю, он выдирает из моего рассказа какую-нибудь идею, и бежит н нашему боссу, как будто идея его". Я с Шахаром попыталась поговорить, на что он мне ответил что-то вроде "во-первых, не брал вашу посуду, а во-вторых, вернул чистой". Я обозлилась, не люблю, когда мне врут в глаза, и посадила его на полностью самостоятельный проект. Он порыпался туда-сюда, но ничего у него не получалось, проект он провалил полностью, даже чисто лабораторно-кухонную часть. Тут вмешался наш босс Кейтс, который потребовал, чтобы мы проект довели до ума, с Шахаром ли, без ли. Где-то за пару месяцев я проект добила, работы там было не так, чтобы завал. Написала отчет, сделала красивые картинки, послала Кейтсу, ну и Шахару заодно. И тут нашла себе новую работу, и ушла из лабы. Каково же было мое удивление, когда через полгодика вышла статья по этому самому проекту, на 70% написаная мной, с моими же картинками (100%), и без моего имени, а с Шахаром на почетном первом месте. Ну ладно, Кейтс-то известная паскудина. Но этот юноша бледный со взором горящим не мог не понимать, насколько это все неприлично. Ведь если даже и не первым, но мое имя там должно было быть по закону. Недоумение мое разрешил приятель из Израиля, которого я встретила на конференции. "Как, говоришь, зовут этого красавца? Шахар? Так это же Заря Коммунизма, типа советского имени Даздраперма. Это наши израильские гады выводят нового человека светлого будущего. И эти новые евреи, которые никогда не позволят никому сделать из себя мыло, все остальное человечество за людей не считают. Они уверены, что их интересы - главное. В конце концов - мы же вырубаем лес, если нам нужно поле. Так и они - если им нужно, то это перевешивает любые соображения порядочности. Ну все как при совке, ради светлого будущего". Страшновато мне стало то такого объяснения.

Tags: american life, science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments