mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Об американских ученых-океанологах

Сразу скажу, я совершенно не претендую на полноту своего знания коллег-океанологов, скорее последующие рассуждения являются моим субъективным мнением, результатом наблюдений за последние 5 лет, проведенныx в институте отнюдь не первого уровня (второго?). И главный вывод: основная масса - это юннаты, восторженные пионэры, искатели приключений, часто совершенно без царя в голове.



Как ни странно, это относится больше к старшему поколению, седобородым от 60 и выше, видимо, в те времена, когда они шли в эту науку, таковы были критерии отбора. В общем, напоминает культовую книжку нашем молодости, "Понедельник начинается в субботу". Вот только этим ребятам совершенно наплевать на счастье и благо всего человечества, зато вот прокатиться в Антарктиду за счет какого-нибудь гранта - вот это счастье, даже если никому, кроме тебя самого, это не нужно. В Антарктиду, бросив лекции и студентов, год назад отправился наш декан 60 лет, причем поехал просто на сбор образцов, которым мог бы заняться любой студент-аспирант. Причем из-за возраста декану нашему пришлось долго акклиматизироваться, потом он приболел, и в конечном итоге образцы собирал-таки его студент, хорошо хоть грантовых денег хватило его тоже взять. Обстановка в Антарктиде сложная, высоты, образцы собирали сверху на вулкане Эребус, в снежно-ледовых пещерах, которые образовались на местах действия фумарол (паровых гейзеров), до них надо было еще добраться, вскарабкаться, и все это не взирая на погоду, которая даже летом (в декабре) отнюдь не балует. Поэтому сначала приехавших ученых неделю учили ездить на снегоходах (800-сильных, не хухры-мухры, чтобы могли ехать круто по склону вверх, как надо для Эребуса), а также страховаться на крутом льду, и вообще передвигаться в горах. После чего каждого из них прикрепили к двум профессиональным альпинистам, которые уже много лет ездят работать в Антарктиду каждый сезон обеспечивать безопасность ученых,  и эти альпинисты их аккуратненько доставили к ледовым пещерам на Эребусе, не дав ученым самим ни разу взяться за руль снегохода, и водя их на привязи по снегу и льду. А декан наш провалялся это время на базе, и его потом на вертолете возили к Эребусу, чтобы он немножко развеялся. Зато он сьездил-таки в Антарктиду, потратив на это около 20 зеленых штук из гранта...

Другая похожая история, когда на удовлетворение собственного любопытства не жалко никаких чужих денег, случилась в рейсе в раионе Гуама. В 2006 там принялся извергаться подводный вулканчик, примерно на глубине 2000 м, что вполне позволяет изучение с помощью обычных глубоководных аппаратов (не Марианская впадина). Туда отправился научный корабль "Томпсон" с полу-автономным подводным роботом по кличке "Джейсон" (беспилотный аппарат, управляемый с корабля-матки). Как раз до того Джейсона обновили, приделали ему новую высоко прецизионную роботическую руку, способную к милиметровым передвижениям в трех измерениях, и стоящую около 300 штук зеленых. Джейсона под водой гоняет команда из 5 человек, которые находятся на борту корабля-матки (Томпсона), и управляют компьютером Джейсона через оптоволоконную связь, используя систему кабелей, которыми Джейсон привязан к кораблю. В команду входят двое пилотов, определяющих общие движения в пространстве, еще по человеку на каждую из двух рук, и оператор камеры для подводной съемки. Обычно команд две, по 12 часов на каждую, и все эти часы они сидят в затемненном помещении и джойстиками ведут робота куда надо. Один из наших студентов ходил в этот рейс на Томпсоне, и его пускали посмотреть, как Джейсона гоняют. Вдобавок, на Джейсона присобачили наш сенсор на марганец, и студент отвечал за эти измерения и калибровал сенсор, когда Джейсона поднимали со дна. Конечно, когда на третий день Джейсон нашел вулканчик, все ученые собрались у экранов за плечами пилотов. Извержение оказалось исключительно интересным, на дне потоком извергались лава и газы, облака этих газов поднимались кверху как грозовые тучи, и как в тучах, в них сверкали молнии, летели искры, и раздавались взрывы. И все это под водой, причем как оказалось, уже на расстоянии 10 метров от лавы температура воды была всего около 20 градусов. Из чего следовало, что Джейсон вполне может подойти поближе, и еще поближе, и еще-еще поближе... И тут ученые сцепились, как собаки, по поводу того, что это там взрывается, производя все эти молнии и искры. Идей было две: либо углекислый газ, либо водород. Так как сенсоров ни на то, ни на другое на Джейсоне не было, то спор дошел до драки, начали хватать друг друга за бороды (наш студент сидел в углу и все-все видел). И тут кого-то осенило: а давайте возьмем пробу лавы. Руки-то у Джейсона есть. Вот только резервуара для образцов нету. Ну это ничего, если вот тут отломать сенсор нашего студента, то его можно использовать, чтобы потыкать в текущую лаву, как мальчишки тычут прутиком в муравейник. И поиметь образец. Студент наш встал на колени, не надо, мол, мой сенсор гробить, но он-то был там младшим, борода не поседела еще, стало быть кто его будет слушать. Пилотов Джейсона тоже не особо слушали: что такое опасно для робота? Там же человек не сидит, все люди над водой, им ничего не грозит. Ну стоит Джейсон лимон, ну авось ничего. И вот, используя высокопрецизионную руку, они сначала отломали сенсор, а потом долго тыкали им в лаву. Привезли образец, но точного ответа на свой вопрос так и не получили. Только сенсор зря сломали. Ладно, хоть Джейсон цел остался.



Tags: oceanology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments