mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Отважные индейцы снова спасли своего белого друга

Как я уже писала, наш центр по изучению реки Колумбия 5 лет назад попытались закрыть. Исходно, центр создавался на 10 лет на деньги от Национального научного фонда (National Science Foundation, NSF, НСФ). Одним из условий был установлен 4-летний срок для промежуточной "ревизии", как бы научной, которая должна была установить, достаточно ли хорошо мы делаем свое дело. Надо сказать, в те годы ассигнования на науку в Штатах только начинали сокращаться, и народ еще наивно не понимал, что нас ждет, все думали, что дело временное, и что скоро опять настанут тучные годы. Но не настали, а скорее за 7 тощими пришли следующие, уже скелетообразно-тощие. Нашим центром руководит хитроумный португалец Антонио, он математик, занимается моделированием океанических (и прибрежно-речных) процессов, а цель всего нашего предприятия - создание полной картины физических, химических, биологических и прочих процессов в реке, ее эстуарии, и на прибрежном шельфе. Бюджет центра около лимона в год, примерно на 10 профессоров с сотоварищи. Главная же проблема, с которой столкнулся центр, была необходимость срочно выдавать на гора результат. А надо сказать, что для обработки результатов наблюдений неплохо сначала эти наблюдения провести. Наши создали станции наблюдения с сенсорами почти сразу, тут же отправились в научные рейсы в океан (сама 4 раза участвовала), собрали тысячи образцов. И все же, чтобы собрать данные за 2-3-4 года, надо эти года наблюдать, ты не можешь сразу сесть и написать статью, пока годы не прошли. Мы начали по мелочи - здесь поймали цветение воды, когда река стала красной, как кровь, описали, разобрались, там погоняли глайдер в океане, посмотрели границы апвеллинга, т.е. без дела не сидели. Однако, как говорил Сандро из Чегема, любой женщине можно сказать, что при ее характере она могла бы быть покрасивее. Так и нам комиссия через 4 года сообщила, что за такие деньги мы должны были бы побольше успеть сделать, и что продлевать нас не будут. А подоплека этого дела была проста: деньги на науку были резко уменьшены, стало быть возникло желание переделить пирог, отнять у нас, отдать своим. У Антонио оказались высокопоставленные враги, один из которых заведовал на тот момент соответствующей программой НСФ. Он как-то позвонил Антонио на мобильник в 6 утра, и злобно хихикая, сообщил, чтобы тот перестал надеяться на продление - не дадут. И трубочку повесил. Я бы сама в это не поверила, если бы у Антонио не оказалось записи этого разговора. Антонио подал аппеляцию, причем после того, как первую зарубили, подал вторую, она же была последняя. И та прошла! Говорят, что это был первый случай в истории НСФ. Врага Антонио убрали из программы, но при этом другие чины из НСФ популярно объяснили нашим профессорам, что никто из работающих с Антонио больше никогда НСФ-овский грант не получит. Круговая порука крепка, и месть бюрократов страшна! В общем, так и вышло, с тех пор наши не получили ни одного НСФ-овского гранта (моя шефиня подавалась раз 6, не меньше). А теперь конец нашего центра не за горами, остается один год, значит, все, смерть центру приходит. И всем наплевать, что мы таки собрали данные за 8 лет, опубликовали гору статей, ведем гидрологический прогноз в эстуарии и на шельфе, которым пользуется гора местных рыбаков, создали климатологический атлас реки и шельфа в реальном времени и т.д. А с нашим концом - конец наблюдениям. И тут Антонио снова достал карту из рукава. И карта эта - местные индейцы.

А индейцев здесь много, 5 больших союзов по 15-20 племен, причем все они с межрегиональными связями вплоть до Аляски. И всех их интересует лосось - основа их традиционного образа жизни. Антонио долго и тщательно строил отношения с индейцами, равноправно-партнерские. И на наших ежегодных конференциях происходило замечательное смешение языков: доклад про математическое моделирование шлейфа реки Колумбия сменялся докладом про образ Бога-Лосося в культуре племен Якама. Антонио не призывал идейцев учиться у нас, он развивал взаимопонимание и культурный обмен. В общем довольно односторонний, но не в нашу, а в индейскую сторону. Впрочем, кому из нас помешало побольше узнать про традиционные способы ловли рыбы? И вот, когда нашему центру осталось недолго жить, Антонио вышел с новой идеей: организовать новое сотрудничество с ийдейцами для взаимообогащения культур: мы будем изучать их традиционную мудрость, а они - использовать наш гидрологический прогноз. Индейцам здесь открыты все двери, за ними рысцой бегают конгрессмены и сенаторы, их вигвамы иногда стоят прямо под памятником Вашингтону в столице США (сама видела), ну что может НСФ против них? А хитрый Антонио еще и нанял специального "Говорящего с индейцами" человека. Мужик этот сам индеец, наполовину кри, на другую чиппева, в молодости служил боцманом в военно-морском флоте, а выйдя на заслуженный отдых в 40 лет, принялся ездить по всему свету, разговаривая с местными аборигенами. Где он только не побывал: не только в Штатах, где он хотя бы мог по-английски общаться (других языков он не знает), а в Африке, Южной Америке, даже в Сибири, у эвенков и якутов около дельты реки Лены. Так 97-летняя эвенкийка ему рассказала про традиционную мудрость своего народа, и меня он спрашивал, не знаю ли я эвенкийский, надо же расшифровать записи, о чем конкретно она говорила. Увы, не знаю я эвенкийский, и якутский тоже... Словом, этот Джон Уотерхаус даже получил спонсорство от Нэшнл Джиографик, встречался с Обамой, которому два часа рассказывал о разочарованиях индейской молодежи (назад к природе неохота, вперед к цивилизации западло), а тут ему выпала синекура - сидеть в оффисе, пить чай и учиться разговаривать с учеными. Он и тут не пропал, сумел и с нами поговорить. На общей конференции пару недель назад велел нам всем взяться за руки и подумать о мире и благополучии всех людей во всем мире. Что мы естественно и сделали, а почему нет? Поговорили...

И настал хэппи энд: поганый НСФ не смог не выделить Антонио новые средства: еще 750 тысяч на пару лет на разговоры с индейцами. А потом ведь можно будет еще с кем-нибудь поговорить... Правда, весь центр это не спасет, наши профессора прожорливы, им этих денег мало. Вряд ли спасет мою ставку, моя шефиня слишком глупа, чтобы как следует подсуетиться. Впрочем, мне это и не надо, я хочу обратно в Сиэтл к внучке. Но зато Антонио спасает свое главное детище: систему станций, сенсоров, наблюдений, моделирования, то, что действительно нужно всем, обитающим на Тихоокеанском Северо-западе (а не только индейцам). И спасает за счет все той же милой организации, которая твердо, хоть и втихую, сообщила, что ему и его людям больше никогда не удастся получить от них деньги. Справедливость торжествует, смотрите заголовок.
Tags: american life, science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments