mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Японский буддизм глазами гайдзина

Перед первым приездом в Японию я старательно прочитала все, что смогла найти, о японский культуре и религии. И как водится, действительность оказалась далеко не такой возвышенной, как в книжках, но зато очень рациональной с практической точки зрения. Ибо, как мне кажется, цель религии помочь прожить жизнь достойно и облегчить страдания, и обе японские основные религии этим целям вполне соответствуют.



Практичность заметна во всем: эти религии годятся и для высоколобой интеллигенции, и для тупого оффисного планктона, для домохозяек, и для маргинальных водителей-дальнобойщиков, профессионально увлекающихся джазом. Религии ни с кем не воюют, никого не отвергают, не требуют никаких специальных обрядов для посвященных, любой человек с улицы, заметив любой храм, может подойти и быстренько помолиться. А может весь день пролежать пластом в молитве на полу, я видела один раз очень хорошо одетую женщину, распростертую в молитве в углу храма Милосердной Богини Каннон (буддизм), и через два часа, когда я снова зашла в этот храм, эта женщина все так же молилась. Так же и с медитацией, которую мы все отождествляем с буддизмом, для каждого жаждущего есть свои, подходящие способы. Есть традиционная медитация, когда сидишь в тишине и внимаешь неким тайным струнам, например, перед Садом Камней Реандзи, или перед красивым видом в храме, или просто на теплом солнышке в горах. Для нее нужно время и настроение. Есть и совсем религиозная медитация вопреки страданию, например буддийские монахи, которые медитируют сидя под водопадом, им во-первых очень холодно (вода горная), а во-вторых просто больно, бьет по башке, Я такого монаха видела один раз, но под каждым доступным водопадом есть места для подобного упражнения, и искусственные водопады в храмах. Думаю, что я бы так не смогла, при всей моей любви к воде, в том числе и холодной. А есть совершенно нерелигиозное, на первый взгляд, любование красотой природы, цветами сакуры, гортензиями, ирисами, полной луной, и этому предаются все без исключения японцы, так положено. Причем обязательными компонентами такого любования являются хорошая выпивка (алкоголь обязателен) и вкусная еда, и часто непонятно, что же реально привлекает людей, выпивон или цветущая сакура, но это и совершенно неважно. Важно, что люди собираются на природе, в знаменитых парках типа Токийского Уэно места под сакурами занимают с раннего утра (у нас в лабе были дежурные студенты, которые отправлялись в парк, занимали место, расстилали синие пластиковые ковры и ждали всех нас остальных ближе к вечеру), сидят на земле на пластиковых скатертях, едят, пьют, смеются, поют караоке, встречают друзей и знакомых, а сверху сакура, бумажные фонарики. К вечеру все пьяны, туалеты в парке вонючи по-российски, не зайти, под ногами мусор, пьяные часто не доносят до урн, но исключительно мирно, ментов нету (т.к. и не надо), никто никому не мешает, как в хайку: "Чужих меж нами нет, мы все друг другу братья под сакурой в цвету". Уж на что я не люблю большие толпы, но с удовольствием ходила на все эти ежегодные любования, и всегда чего-нибудь пекла-готовила по-вкуснее. Сидишь на земле, мимо тебя течет толпа, и многие незнакомцы останавливаются, увидев пирожки, охают, ахают от восторга, а профессор Комамине всем по-японски гордо объясняет, что это такое русское блюдо, можете даже попробовать. Для него это была сцена, на которой он выступал в любимой роли, чтобы всячески продвинуть международную дружбу и понимание. А студенты посмеивались над его идеализмом, и все были довольны. Была ли это медитация? Да вроде бы нет, и все-таки границу провести невозможно. Ибо наевшись, поднимаешь голову кверху, а там дивная розовая красота, падают лепестки, веет теплый весенний ветерок, даже сильнейший запах пива не мешает радоваться, а скорее наоборот. Медитация получается частью повседневной жизни, традиция любования помогает в каждом сезоне находить красоту для медитации, тебе объясняют и показывают, куда смотреть, а толпы кругом подчеркивают братство, неконфликтность, вот эту вот общую гармонию "ва". А потом начинаешь самостоятельно искать, как и где бы еще полюбоваться. Например, отправляешься в отель на горячие источники любоваться полной луной, и делаешь по-своему, вместо сакэ берешь вкуснейший португальский портвейн, зажигаешь красивые восковые свечи, зовешь с собой пару ближайших друзей, и проводишь несколько замечательных часов, глядя на луну и звезды. Так мы провожали Барбару, когда она уезжала из Японии насовсем, и это было совершенно замечательная поездка, полная несомненной медитации, и просто выпивки.

Точно так же и с буддийскими обрядами. Есть религиозная жизнь: в храмах на заднем плане ходят монахи, чего-то как-то делают свое, нам недоступное. Можно в нее погрузиться: например прожить день или неделю в храме, как экскурсант. А можно просто смотреть со стороны: тебя никто не гонит, ты никому не мешаешь. Очень многие обряды интересны, и знание языка не нужно, особенно для синто. Например, танец журавлей в храме Асакуса в Токио, или показательный турнир сумо. Есть и большие, шумные, битком забитые ежегодные праздники храмов, раионов, городов и т.д. На самые знаменитые праздники съезжаются туристы со всей Японии, например на праздник звезд Танабата в Сендае. Он происходит в первую неделю августа, весь центр города закрывают, и по всем главным улицам вывешивают огромные, 5- и более метровые декорации-танабата в виде кометы с хвостом: сверху шар, снизу хвост. Декорации делаются из разноцветных гирлянд, например, тысяч и тысяч журавликов-оригами.  Кстати, в моем детстве в школе мы читали грустную историю про японскую девочку-хибакуся, т.е. облученную радиацией при бомбежке Хиросимы, ее звали Садако Сасаки. Как она умирала в госпитале, и до последнего дня все складывала журавликов-оригами, чтобы они принесли ей здоровье, а людям мир. Многие танабата декорации в Сендае довольно старые, их хранят, реставрируют, и, как оказалось, одна из танабат основана на журавликах этой вот японской девочки из моего детства,  журавликов сохранили, и вся декорация посвящена облученным-хибакуся, к ней привешена табличка, где по-японски и по-английски излагается вся эта история. А рядом подвешена, например, совершенно новенькая пластиковая танабата от пивоваренной компании Саппоро, рекламирующая, натурально, их пиво. Мне кажется, что японцам вообще недоступно понятие религиозного кощунства, или эксклюзивности. Даже иностранец, который никогда своим не станет, просто потому, что японцем надо родиться, тем не менее допускается к религиозной жизни наравне с японцами. Например, приехал в Токио Борис Гребенщиков, и захотелось ему по-новой заключить брак с женой Ириной по синтоистскому обряду. И тихо-спокойно, с помощью японоязычных русских (в основном, первых переводчиков Харуки Мураками на русский, Вадика Смоленского и Мити Коваленина), всего за 400 зеленых долларов (или около того), БГ с женой "обвенчали", с кимоно, обменом чашечками сакэ и всеми положеными атрибутами свадебной церемонии синто. БГ даже песню написал "Пока несут сакэ".

Как водится, есть и темные стороны: любая религия способствует выкачиванию денег из населения, и это разведение на бабки наблюдается и в Японии. У меня была замечательная подруга Сакико, мы с ней долго работали бок о бок. Ее отец профессор Акада был знаменитым японским психиатром. Он родился в маленькой деревне на севере Японии в префектуре Акита, выучился за счет своего таланта, как Ломоносов, прожил длинную жизнь и сделал замечательную карьеру, став главной и единственной гордостью своей деревни. Детей у него было 5, Сакико - посередке. После смерти в его завещании было написано, что так как он неверующий, то не хочет тратить деньги на буддийские обряды, ну если уж совсем родные без этого не могут, то на самый дешевенький, а остальные деньги вдове и детям. А в соответствие с буддизмом, после смерти твоему духу дается посметрное имя, и разные имена стоят разных денег, в то время диапазон был 30-3000 долларов (по крайней мере, так рассказывала Сакико). Так вот, когда семья Акада решила по завещанию прикупить имя подешевле, вмешалась деревенская родня и священник, и потребовала самого дорогого имени (причем сами денег на это не дали).  В общем, так получилось, что давление односельчан перевесило волю умершего...Но это все неважно, светлых сторон гораздо больше. Для меня символом Японии навсегда остался знаменитый Великий Будда (Даибуцу, 13 метров, 90 тонн) из Камакуры. Эта бронзовая статуя 13 века тихо сидит под горой на месте храма. Храм смыло цунами, а Будда остался, уже 8 веков сидит и медитирует без вякой крыши, и от него волнами исходят покой и тихая радость.

Будда в Камакуре, Редъярд Киплинг

На Страшный суд идти и вам.
Чужой не презирайте храм,
Где Будде курят фимиам
Язычники в Камакуре!

Здесь тоже Путь, хотя не Твой,
В нем тоже светоч мировой,
Наставник бодхисатв живой —
Он, Будда из Камакуры.

Он европейцам не грозит,
Пусть от курильниц дым скользит,
Смывая страх и мелкий стыд
Молящихся в Камакуре.

Постигнешь, гордость отреша,
Сколь эта вера хороша, —
Тебе откроется Душа
Востока — здесь, в Камакуре.

От золотых, прикрытых век
Не скрыто: век сменяет век,
Но Лотос — воссиял навек
От Бирмы до Камакуры.

Среди туристов, суеты —
Руина злата, нищеты,
О, как в себя вмещаешь ты
Великий смысл, Камакура?

Моленья длятся и поднесь.
Задумайся и строго взвесь:
Не Бог ли облачился здесь
В златую плоть, в Камакуре?

Перевод — Витковский Е.



Tags: japan and japanese
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments