mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Самый плохой босс в моей жизни: повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сложить.

Генри Лонгфелло (который написал "Песнь о Гаявате") выдал чеканную формулировку: "Хотя мельницы Господа мелют очень медленно, зато в чрезвычайно мелкую муку" (“Though the mills of God grind slowly; Yet they grind exceeding small”). ПОД КАТОМ МНОГО БУКВ.

Ужасно хочется сказать "Аминь", однако чаще всего никакого воздаяния и перемалывания не происходит. Или, что тоже плохо, происходит по наиболее дурацкому сценарию, когда из воздаяния получается фарс, добро выглядит идиотично, и воздаяние только подчеркивает свою недостаточность и запоздалость. Что и произошло с моим бывшим боссом из Университета Штата Вашингтон. Вот тут ссылка на полную историю, естественно, по-английски. Сразу добавлю, что там столько противных подробностей, что прочтя, отдельная задача возникнет все это развидеть.
https://www.buzzfeed.com/azeenghorayshi/michael-katze-investigation?utm_term=.ec0GwWadaZ#.krWZz2kJke

Я пришла в лабораторию Майкла Кейтса в 2001, причем мой бывший босс из Нью Джерси, который меня туда сосватал, сразу предупредил, что Майкл - человек нехорошиий и одиозный. Хотя деталей он сам не знал. Впрочем, мне хотелось переехать к мужу в Сиэтл, а тут прямо сразу берут, в пятницу послала письмо, в понедельник уже все срослось. Да и народ в лабе оказался замечательный, дружу с ними до сих пор. Кейтс сначала ко мне приглядывался, а потом работа пошла, и все вроде было хорошо, до первой внезапной атаки. Когда тебе вдруг заявляют, что ты - дура набитая, занимаешься фигней, и все твои результаты - туфта, то сначала обалдеваешь. Ведь еще только вчера тебя хвалили. И в России и в Японии я привыкла к совсем другому обращению, тем более, что обычно дело у меня идет неплохо. Однако у меня было все в порядке с самооценкой, чем плакать в углу, я пошла в ответную атаку, и объяснила, что он просто ни хрена не понимает, приводя вполне научные аргументы, но весьма злобно и настойчиво. Кейтс искренне удивился, и заявил, что незаменимых сотрудников не бывает. На что я ответила, что это ценное утверждение так же верно и для боссов, найду себе еще кудрявее. Кейтс ушел, хлопнув дверью, а потом прислал мне эмайл, что поднимает мою зарплату на 15%. В общем, дальше все продолжалось в том же ключе. Сначала гладко и спокойно, потом внезапная атака Кейтса, моя контр-атака, и повышение зарплаты, примерно раз в полгода. Стоило мне это кучи сил, вгоняло в депрессуху и заставляло мечтать об уходе. Но в тот момент еще не было грин-карты, а моя Нина как раз училась в том же университете. А свинство состояло в том, что дети иностранцев на визе автоматом попадали на полную оплату в 16 тысяч в год, если только родители не работали в университете, что снижало цену обучения до 6 тысяч. В общем, надо было сидеть и не рыпаться, и так продолжалось 4 года. И приходилось смотреть, как топчут твоих друзей, как каждый лабораторный семинар превращается в корриду с докладчиком в роли быка. И тихо радоваться, что сейчас не твой черед. И в свой черед, как камикадзе, кидаться в бой. И выпрашивать полагающийся тебе отпуск. И выслушивать похвалы типа: "Ты такой хороший ученый, что я тебе не дам никуда уйти, заблокирую, будешь на меня работать. Вспомни, как я блокировал Гэри, он три года не мог себе другую работу найти". И на конференциях видеть выражение лиц, когда говоришь, что работаешь у Кейтса, а народ кривится, и понимаешь, что он и с этими уже поссорился и разругался вдребадан.

Потихоньку я стала неофициальным руководителем группы, которая занималась гепатитом Ц, и тут на меня свалилась еще одна радость. У Кейтса было несколько друганов со своими компаниями, через которых он занимался распилом и откатом государственных грантов. Ученым он был очень средним, и чем дальше, тем хуже делался, но прекрасно умел вести политические игры, просто Макиавелли от вирусологии, и в сумме он принес университету около 30 миллионов долларов. Базовая зарплата профессора была 120-150 тысяч (в год), маловато для него, и он старательно раскручивал следующую схему: нанимал частную компанию своих друзей на научный контракт, платил им грантовые деньги, а они в свою очередь нанимали его в совет директоров, и платили ему за это зарплату. При этом в компании реально почти не было сотрудников (чтобы не тратить на них деньги), а всю работу выполняли мы, работники университета, не имеющие к компании никакого отношения. Да еще и надо было наводить тень на плетень - ходить на совещания, общаться с парочкой нанятых компанией недоучек, тратить время на объяснения, и включать их соавторами во все публикации. А друганы Кейтса отличались вопиющей некомпетентностью (компании были открыты на родительские деньги), при этом не терпели возражений, один раз мне пришлось пригрозить немеделеным уходом, чтобы меня не заставили ставить имя под полной туфтой. А в 2005 я получила грин карту и через пару месяцев втихую нашла себе новую работу и свалила.

К счастью, пока я работала у Кейтса, большая часть гадостей текла мимо. Косяком шли сплетни: что такой-то вскрыл себе вены после разговора с Кейтсoм, но перепугался, и перевязался, и не стал помирать. Что две девочки-администраторши с Кейтсом спят, трахаются прямо в его кабинете, да он их и нанял для этого. И платит им по 80-90 тысяч в год из грантовых государственых денег, больше, чем кому-либо из ученых, а у них образования ноль, зато фигуры - супер. И возит их с собой на конференции за государственый счет. Что аспирантов он заставляет мыть себе машину, кормить кошек в свое отсутствие, отвечать на звонки в 2 часа ночи и работать по 6-7 лет без выходных. И иногда специально набирает в лабу пару идиотов, использует их в качестве прислуги, заставляя других делать за них работу. И постоянно соблазняет нашего главного софтверщика, у которого гепатит Ц, ходить с ним пьянствовать, а мы потом видим результат при анализе его печени. Что давеча приезжал бывший сотрудник Кейтса, тот пошел с ним повидаться, а сотрудник, не говоря ни слова, вместо приветствия залепил Кейтсу в челюсть, так что тот отлетел метра на два, и народ кругом зааплодировал.

Как теперь выясняется, работники лаборатории вовсю писал жалобы на Кейтса в администрацию университета, на что университет реагировал всегда одинаково: писал письмо Кейтсу, что, мол, нехорошо, ты бы, мужик, перестал. А Кейтс посылал их на три веселых буквы, считая, что пока он приносит деньги, они ничего делать всерьез не будут. Так и выходило, это-то и есть самое сволочное - все спускалось на тормозах, ради денег глаза закрывали на любые злоупотребления. Один раз попытались прижать девочку-администраторшу, которая якобы работала из дома, а на самом деле отдыхала с Кейтсoм на Бали. Но даже это не удалось. A Кейтс как раз тогда осознал себя би-сексуалом, и кроме девочек, принялся возить с собой на конференции красавца-мужчину, персонального тренера из спортклуба. Не знаю, как ему удалось обосновать трату грантовых денег на тренера, но этого не выдержала уже жена Кейтса и развелась. На компьютере Кейтса сотрудники при мелком ремонте нашли гору порнухи, половина которой были съемки его трахания с девочками-администраторшами и их откровенные видео с сексуальными играми. Ладно, хватит об этом. Ибо сексуальные развлечения мало интересуют. Проблема-то состояла в том, что все это раздолье оплачивалось на научные деньги, государственные гранты, выданные на исследования вирусов Эбола, гриппа, гепатита Ц, ВИЧ и т.д. от Национального Института Здоровья. Кейтс получал гранты, пользуясь нашими результатами, при этом отравляя нам жизнь и мешая работать. A университет на все закрывал глаза, в результате Кейтс вошел в сотню самых влиятельных амриканских ученых, в основном за работу его сотрудников по лихорадке Эбола.

Впрочем от полной безнаказанности Кейтс зарвался, и в результате связался уже с совсем отстойными тетками, которые сначала долго и старательно брали с него деньги за сексуальные услуги, раскрутили его по полной на зарплаты, поездки, подарки и прочие радости, все это время собирая на него компромат, а потом заложили его по полной, чтобы слупить мощную компенсацию и с него, и с университета. Вот тут университету пришлось проснуться. Год назад было затеяно расследование, которое обнаружило гору доказательств по всем жалобам, Кейтс ничего не боялся и не стеснялся, так что готов был обсуждать по рабочему эмейлу оплату секретарше за минет в кабинете. Год назад Кейтса отстранили от работы с полным сохранением зарплаты (!), причем, по его просьбе, об остранении сначала не сообщали в грантовое агенство (Нац Институт Здоровья), чтобы не потерять грантовые деньги. Однако же в процессе расследования вылезло такое, что университет наконец решил от Кейтса избавляться, добился отмены и передачи грантов, и сейчас похоже судится с Кейтсом, но детали не сообщаются. А Кейтс пока мобилизует друганов и адвокатов. Лаба же закрылась, всеь народ в мае поувольняли. Видимо, продолжение для Кейтса следует, надеюсь, что дойдет до уголовного дела.

А мне вспомнилась история из времен Трофима Денисовича Лысенко (не к ночи будь помянут!). Его верный сподвижник по фамилии Презент, главный философ, пополиз, фальсификатор и доноситель, занимал посты декана биологического факультета университета и в Москве, и в Питере. В Москве его удалось спихнуть, за него взялись физики (включая старшего Капицу и Тамма), и единственно, как им это удалось, это за его развратные действия. Ибо Презент завел себе два гарема из студенток, один в Москве, другой - в Питере. Все остальные деяния Презента не могли считаться основанием. Так и с Кейтсом: присвоение государственнын денег путем распила и отката, найм любовниц в администраторы по грантам - это все фигня. А вот жалобы любовниц, что их якобы вынудили, соблазнив деньгами, а потом заставили делать минет в кабинете под угрозой отнять деньги, вот тут деваться некуда, и придется валить эффективного грантополучателя, ибо сексуальные домогательства - это хуже, чем обман государства. Ура, товарищи, справедливость торжествует!
Tags: american life, science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments