mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Записки бродячего ученого: глава 12

Русские в Японии

Когда я впервые приехала в Японию и жила в Сендае, других иностранцев там было очень мало. И вид неяпонской физиономии вызывал универсальную реакцию: подойти-поздороваться-подружиться. В основном иностранцы были европейцы, однако русских не было вовсе первые 5 из 6 месяцев. Потом появилось сразу двое молодых ученых, которые чуть не каждый день приходили ко мне в гости и засиживались допоздна. В общем, сразу возникла прямо противоположная проблема: как бы так их выставить, чтобы не обиделись. Но это был захолустный Сендай. В Токио же русских наоборот было великое множество, начиная с посольства, и заканчивая многочисленными студентами, стажерами, русскими женами японцев, русскими девушками из японских баров, и т.д. и т.п. Иногда получался соврешеннейший сюр: ехала я как-то по кольцевой Токийской линии Яманоте, такие надземные поезда приятного светло-зеленого цвета. Сижу, читаю, a потом поднимаю глаза, и вижу совершенно огромного, чернущего негра в роскошном сиреневом брючном костюме, с галстуком немыслимой расцветки, а на плече у него висит грязно-зеленый брезентовый рюкзак, на котором пришита эмблема с надписью по-русски "Азимут" (во времена моей молодости я сама покупала такой на Калужской площади за 10 рублей). Тут поезд останавливается на станции с замечательным названием Такаданобаба, негр важно выходит из вагона, а я остаюсь сидеть и протирать глаза, не привиделось ли мне все это.

В общем, в Токио пришлось наоборот избегать русскоговорящих. Когда не удавалось, случались странные истории. Мы с подругой Барбарой ходили в местный спортклуб, в Японии они субсидируются государством, платишь за вход около 3 долларов, а там разнообразные тренажеры, сауна, и даже небольшой бассейн. И тут вдруг некий японец радостно спрашивает, отуда мы, и узнав, что я русская, просит нас познакомиться с его русской женой, а то ей в Японии скучно, а по-японски и по-английски она не совсем говорит. Сбежать не удалось, и появилась некая девушка лет 25, могучего сложения и без малейшего проблеска интеллекта, и принялась меня грузить. Поток сознания: "Дура я, дура, вышла замуж за этого идиота, он меня не понимает, приходится его бить, мамаша его тут приехала, ее я тоже побила, надо обратно в Россию уезжать, а денег нету. Их с мамашей бей - не бей, а денег они мне не дают. Дай мне денег на билет, а? Я попробую их тебе отдать, если смогу, мне бы пару штук долларов, а то устала я с ними." И японец тут же: "Ну, что она говорит? А почему она скучает? Ей что, плохо в Японии?" Я: "Денег я тебе дать не могу, у меня ребенок, кормить надо. А чего, когда ты их бьешь, они тебе сдачу не дают?" - "Пытаются, но ты посмотри, в каком я весе, а в каком они. Где им против меня, но вот не понимают, чего я хочу, как не бей. Слушай, а раз ребенок, то небось говоришь по-японски? Я на них в суд подать хочу, денег отсудить, чтобы домой уехать. Можешь мне переводить в суде? Я скажу, что они меня избивают." -"В японском суде тебе ничего не светит, они иностранцев не любят, переводи - не переводи. Иди в русское посольство, может они тебе помогут, на самолет посадят". - "Не, мне надо бы денег, а то голышом домой возвращаться не дело. Я-то уезжала в богатую страну, с этим идиотом под ручку. Надо в шоколаде вернуться. Правда, дай денег, а?" - "Ну тут я тебе ничем помочь не могу", - а про себя я подумала, хорошо, что Барбара недалеко, если эта девушка решит меня побить, я призову немцев на помощь. К счастью, девушка отвалила, потом еще пару раз она меня в спортклубе дожидалась, но я стала ходить в другие дни и часы.

Знаю я и совсем другую счастливую историю про русскую жену и японского мужа, ее мне рассказали друзья этой пары, клялись, что чистая правда. Имена я изменила. Итак: Франция, русские физики работают на большом европейском ускорителе частиц, науку двигают. И среди них тихий японец Хиро, русскую компанию обожает, ко всем в гости ходит, особенно к семейным, у кого жена готовит. Русская еда ему очень нравится, и постоянно он всем говорит: "До чего же у вас прекрасные семьи, замечательные жены, я тоже хочу себе русскую жену". Проходит год, все разьезжаются, и семейные друзья Хиро, Валя с Гришей, возвращаются обратно к себе в институт под Москвой. А дела в России в 90-м совсем не ахти, денег нет, еду едва есть на что купить, и вообще надо бы опять уезжать, пока еще сбережения остались. И тут приходит им письмо от Хиро: “я собираюсь жениться на русской, помогите мне найти жену! А я вам помогу устроиться на работу в Японию, в мой институт”. Гриша говорит Вале: “вот он, наш шанс”. Валя по образованию психиатр, она серьезно к делу отнеслась, согласовав с Хиро, далa объявление в московкую газету, и тут же получилa около 500 писем от потенциальных невест. Пересылать их Хиро смысла не было, Валя разобрала и выкинула 90%, oстальным ответила, пишите, мол, по-английски с фото для пересылки Хиро. А Хиро: “Валя, ты лучше сама разбери, у тебя так хорошо получается, а я потом приеду, посмотрю на них”. Валя повозилась с письмами, выбрала 22 кандидатки. Приехал Хиро в Москву, поселился у Вали с Гришей дома и начал ходить на свидания, по 4-5 в день. И возвращаясь домой, каждый раз объяснял Вале, что девушки все совершенно замечательные, ужасно ему нравятся, причем все до одной, никого он выбрать не может, а времени осталось 3 дня. Валя стала ходить с ним вместе на свидания, и умудрилась в конце концов свести количество кандидаток к 5. И вот последний вечер, на утро Хиро уезжает к себе в Японию, на столе в кухне разложены фото и досье на 5 кандидаток. Гриша идет в комнату звать Хиро к столу, а тот дрыхнет, как сурок, устал бедный. И все сквозь сон твердит: “Да вы сами с Валей выберите, а я на ней женюсь”. Тут Гришу осенило: "Смотри, Валя, вот эта кандидатка как раз самое оно для этого японского раздолбая: она капитан милиции, кандидат в мастера спорта по самбо, высшее юридическое образование. Она его живо возьмет в ежовые рукавицы, и он будет счастлив как миленький, ни шагу влево или вправо". Так вот выбрали жену для Хиро, и стал он-таки счастлив, как миленький. И даже маму его, страшную японскую свекровь, русский капитан милиции победила. Свекровь сидела дома с новыми внуками, ходила по струночке, и рот не открывала. А капитан говорила Хиро: "дорогой, надо бы нам сьездить на Гаваии отдохнуть", и Хиро тут же мчался покупать билеты, хотя все, что ему было нужно, это поспать дома на диване. Валю с Гришей он в Японию привез, устроил Грише ставку в лабе. И часто им потом говорил, что очень счастлив, только вот сильно устает, но это ничего.

Наиболее комфортная для меня среда в Японии были русские ученые, которых с каждым годом становилось вокруг все больше: сначала развалилась советская наука, а потом продолжила разваливаться российская. Надо сказать, что русские появились сразу во всех приличных японских университетах, во всех специальностях естественых наук. Однако же наиболее далеко процесс русификации зашел в физике, особенно ядерной, а в институте Рикене, где я работала, как раз стоял большой ускоритель элементарных частиц. И там произошло полное замещение: фактически не осталось ни одного японца, только русские и китайцы. Телефон на работе они отвечали на родном языке, периодически гоняли японских студентов, чтобы те не мешали. Единственным японцем, имевшим допуск в русскую лабораторию, был главный японец, профессор Курода, его уважали и считали, что он один понимает гениальность русских исследований. Мужик он был свойский, обожал выпить. Я с ним столкнулась всего один раз, на обще-Рикеновской пьянке по поводу Нового Года. Я тогда нашла разновидность сакэ, которая показалась мне амброзией и нектаром, на всякий случай, я прихватила целую бутылку, а они там 2-х литровые, и бродила по залу, находила друзей, чтобы налить им попробовать. А Курода терся около одного из русских, и был изрядно весел. При этом Курода знал, что данный русский ученый не женат, а тут дама подходит, ну вот он и задал мне наиболее логический, с его точки зрения, вопрос: "Скажите, а вы чья тут жена?". Я же, несколько растерявшись, ответила: "Я ничья не жена, я тут ученый". К сожалению, наш русский приятель разговор уловил, и следующие несколько месяцев мучил меня повторениями: "Она у нас ничья не жена! Она у нас ученый!".

Hекоторые русские даже жили на работе, чтобы далеко не ходить, душ есть, кафетерий есть, а диван старый купить несложно. В их лаборатории вечером всегда горел свет, можно было подойти, постучать в окно, тебе откроют, пригласят к столу, нальют, а вот еду лучше принести с собой, это высоко оценят. В углу из магнитофона поют митьки про крейсер Варяг, на столе бутылки и тарелки с суши, в углу в коляске спит маленький ребенок, уже привык, иногда глазки открывает, оглядывается, и снова засыпает. А взрослые и не пьяны, а просто веселы, треп, то про физику, то за жизнь. Заходит Нина, чего-то съедает, уходит кататься на велосипеде с другими русскими детьми. А днем - волейбол и теннис, под лозунгом "вот сейчас победим и пойдем обедать", с периодическими переломами рук и ног в процессе стремления к победе.

Самое прекрасное было весной, когда по всей немаленькой территории Рикена расцветала сакура розовыми облаками. Как положено в Японии, русская компания устраивала любование сакурой под выпивку и еду, съезжался народ из других институтов, с музыкальными инстументами, например, физик Потапов с роскошным аккордеоном. И запевал "На границе тучи ходят хмуро". Когда доходил до слов "и летели наземь самураи под напором стали и огня" приходили наши дети со своими японскими друзьями, и с ходу начинали им песню переводить. Вечерело, и сакура начинала менять цвет, лепестки медленно опадали на аккордеон, бутылки пустели, народ затихал, было бездумно и хорошо. В то время мы совсем не спорили о судьбах нашей родины, мы все были в Японии временные, приехали, пока не наладится жизнь дома, скоро вернемся. Физикам хотя бы было куда возвращаться, их наука начала распадаться с гораздо более высокого уровня, чем моя, и долго оставалась на плаву, может и теперь еще остается. И все равно даже среди них многие, если не большинство, переехали в Штаты, профессорствуют, работают в компаниях, двигают науку. А другие вернулись, в основном в Дубну, двигают науку там, и все мы теперь примеряем на себя эти разные сценарии, и думаем, а не лучше ли было бы...








Предыдущие посты:
глава 1 http://mary-spiri.livejournal.com/65732.html
Фотографии http://mary-spiri.livejournal.com/65970.html
глава 2 http://mary-spiri.livejournal.com/66110.html
глава 3.1 http://mary-spiri.livejournal.com/66321.html
глава 3.2 http://mary-spiri.livejournal.com/66718.html
глава 4 http://mary-spiri.livejournal.com/66930.html
глава 5 http://mary-spiri.livejournal.com/67296.html
глава 6 http://mary-spiri.livejournal.com/67484.html
глава 7.1 http://mary-spiri.livejournal.com/67797.html
глава 7.2 http://mary-spiri.livejournal.com/67957.html
глава 8 http://mary-spiri.livejournal.com/68143.html
глава 9 http://mary-spiri.livejournal.com/68410.html
глава 10 http://mary-spiri.livejournal.com/68729.html
глава 11 http://mary-spiri.livejournal.com/68901.html
Tags: Записки бродячего ученого
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments