mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Записки бродячего ученого: глава 25

Отъезд в Америку как путь наименьшего сопротивления

За 8 лет в Японии куча моих друзей, знакомых, русских, японцев, европейцев снялись и переехали жить в Северную Америку. Многие из них обожали Японию, и к Америке относились очень прохладно, и еда там не та, и народ скучный, нет истории, традиций, культуры, да в общем, ничего такого особенного нету. Но зато есть работа, и можно например купить большую машину и дом. И есть вроде бы стабильность. Что это за зверь, стабильность, мы, русские, не особо знали, мы пережили распад совка, когда наша на всю жизнь постоянная работа приказала долго жить, Япония нам, гайдзинам, тоже могла быть только временным пристанищем. А вот может в Америке можно обосноваться? У многих получилось, и в моей жизни "чужие страны, моря и океаны" на Японии не закончились, кругосветное путешествие замкнулось на Тихом oкеане.

Принять решение уехать из Японии мне было легко: моя лаборатория в РИКЕНе дожила до конца проекта, ее должны были свернуть и перевести в другое место, да и тематику несколько видоизменить. А Нине пора было уйти наконец из японской школы. По началу я надеялась вернуться в Россию, хотя и понимала, как это будет сложно. Вроде как работу для себя я могла найти у друзей-биологов. А вот Нина в эту картину мира не вписывалась. Ей было уже 15 лет, из них в русскую школу она ходила всего около года в начальных классах. Говорила и читала она свободно, но ведь к старшей школе надо еще знать кучу дополнительных вещей, например, русскую литературу. Которая Нину совершенно не интересовала, а у меня рука не поднималась ее заставлять, ведь это могло навек убить в ней любой интерес к русской культуре. В Москве я даже попробовала было найти японскую школу, и она-таки была, и от дома недалеко. Но вот обучение в ней стоило 700 долларов в месяц. Мне таких денег друзья-биологи платить не могли. Вдобавок мне очень хотелось, чтобы Нина в добавление к русскому и японскому еще выучила бы английский. И вообще я себя не очень представляла живущей в Москве на постоянной основе, и решила себе найти работу в Штатах, для начала написав Саше Тульскому, своему знакомому по Московскому университету.

В университете Саша был непризнаным гением, он носил битловскую шевелюру, ленноновские очечки, вельветовый артистический пиджак, и общался с наиболее антисоветской компанией из всех имеющихся. С Тульским я была знакома, поскольку он какое-то время ухаживал за моей подругой, она же с ним обращалась, как с собакой. Тульский периодически мне жаловался на подругу, а я его молча выслушивала, помочь я ему никак не могла. Уже тогда он обожал рассказывать, как будет получать нобелевскую премию, которую, конечно, могут не дать из-за политических соображений. После окончания Тульский в самом деле сделал хорошую работу. Общие друзья правда любили рассказывать, что куски этой работы были сделаны не им самим, но в конце концов злопыхательство - дело обычное в многоученых кругах. В какой-то момент в 87-м Тульский появился у нас дома, зашел в гости, долго рассказывал, как он поедет в Америку, потом во Францию и т.д. Где-то примерно в то же время он женился и увез свою Розалию по заграницам. Написала я Тульскому в 99-м году, ничего о нем толком не зная, кроме того, что он живет в Штатах, профессорствует в университете. Собственно, я спросила, не знает ли он кого-то, кому может быть нужен постдок. На что он ответил, что постдок нужен ему в лабораторию, и предложил мне приехать. Мы сговорились на конец августа.

Американские визы мы с Ниной получили довольно легко, хотя я очень боялась, что не дадут, ибо у меня не было никакой возможности доказать, что я собираюсь вернуться потом обратно в Россию. Поэтому я долго готовилась к интервью, размышляла о вопросах и ответах. Нина приехала с дачи прямо в посольство, и повергла меня в шок: накануне они с моей сестрой решили поэкспериментировать, покрасив Нинины волосы в рыжий цвет с помощью какой-то временной краски, чтобы посмотреть, как получится, а потом смыть. Краска оказалась постоянной, и несмотря на героические усилия, смыть ее до конца не удалось, получились волосы странного, ярко-розового цвета. Однако даже цвет волос не помешал.

В Штатах Тульский нас встретил в аэропорту, опоздав на 1.5 часа, и отвез в местную неофициальную русскую общагу, которая так и называлась "Русский Дом". В самом начале перестройки, когда Тульский и его российский босс только начали ездить в Штаты, они организовали там благотворительный фонд помощи развитию pоссийской науки. Пользуясь этой ширмой, они купили здоровенный частный дом с 7 спальнями в 10 минутах пешком от университета. Комнаты в доме стали по одной сдавать приезжим ученым, в основном, русским, причем за изрядные деньги, по 400-500 долларов в месяц. Таким образом выплачивалась ипотека, а остальные деньги шли "на нужды поддержки науки". А так как дом официально принадлежал благотворительной организации, то налоги с доходов никто не платил (как если бы это была церковь). При этом ни Тульский, ни его босс даже не задумывались, что надо бы еще наладить в доме какую-нибудь уборку, заботу об участке, газон косить тоже неплохо бы. Приезжие ученые были в основном мужчины, к уборке непривычные, поэтому когда мы появились в Русском Доме, там стоял поразительный беспорядок. Плита была покрыта сантиметровым слоем жира, раковины во всех трех сортирах либо текли, либо забивались, в подвале около стиральной машины стояла глубокая лужа, в которой выводились комары, цвет пола на кухне определить было невозможно, а общая гостиная была завалена нераспечатаной почтой, газетами, журналами, упаковками от съеденого и выпитого, мячиками для пинг-понга (сам стол тоже стоял, но был так завален барахлом, что играть невозможно). А на заднем дворе трава стояла по пояс, в ней бродил огромный жирнющий сурок, который чуть не до смерти пугал аристократического персидского кота Афанасия, привезенного одним из жильцов. Зато жильцы были замечательные, помогли мне устроить Нину в школу, иногда даже ее туда отвозили (когда она пару раз не успевала на школьный автобус). Но при любом раскладе, я сразу поняла, что надо учиться водить машину, ибо без этого мне из Русского Дома не выбраться, общественного транспорта кругом нет, а перезжать надо. Долго жить в такой обстановке я была не в состоянии.

В тот момент я как раз познакомилась со своим нынешним мужем Андрюшей, и он принялся учить меня водить машину.



Где-то через месяц я была готова сдавать на права, мне назначили день, Андрюша взял отгул на работе, чтобы предоставить мне свою машину для сдачи теста. Но тут вышла закавыка с Тульским, оказалось, что в тот день было лабораторное собрание, и Тульский принялся давить на меня, чтобы я все свои планы отменила: "Зачем тебе это? Пойди и купи себе права!" - "Это как?" - "Ну я вот три раза провалил сдачу, поехал тогда к местной пуэрто-риканской мафии и за 120 долларов купил права". Я несколько опешила, мне казалось, что в Америке такое невозможно. При любом раскладе, я настояла на своем, довольно легко сдала на права, но Тульский видимо обиделся.

Следующий этап наших непростых отношений начался с моего знакомства с Розалией. После замужества она сидела дома с детьми, а тут ей захотелось попробовать поработать. У Тульского были гранты и деньги, поэтому он решил пристроить жену к себе в лабу. Но должен же кто-то был ее обучить, и эта роль выпала мне. При этом Розалия появлялась на работе в 10 утра, а около часа уже уезжала домой, чтобы успеть доехать, когда дети придут из школы. А стандартная полимеразная цепная реакция, которой я ее тогда обучала, идет как раз часа 3-4. Так что работу делала я, а Розалия иногда какие-то этапы наблюдала. При этом мой собственный проект пробуксовывал, даже если я чего-то пыталась сделать, вдруг появлялась Розалия и требовала внимания. Мне же поручалось сделать чай, я должна была участвовать в длительных разговорах за чаепитием, и Розалия еще периодически жалела, что я живу так далеко от их дома, вот если бы я жила поближе, она могла бы еще и мою дочь попросить иногда посидеть с их детьми...Ведь все студенты Тульского, а он в лабораторию привозил русских, помогали Тульскому по дому, а так же грузили вещи при переезде. "Милочка, - говорила она мне, - ну ты же понимаешь, я ничего не успеваю, а еще нужен маникюр, и отдых".

К моему счастью, у меня были свои сбережения, и всю поездку в Штаты я финансировала сама. Тульский пытался дать мне денег взаймы, но мне и так хватило. Поэтому хотя бы финансового рычага давления у Тульских не было. Русским студентам было хуже. Тульский за свой счет привозил их в Штаты, а потом объяснял, что раз они теперь ему должны, то будут отдавать из зарплаты. Причем не только свой долг, который не превышал тысячи баксов. Тульский разработал целую схему, как переводить грантовые деньги себе в карман: объяснял студентам, что официально будет им платить 3 штуки в месяц, а одну из них они должны будут каждый месяц ему отдавать. Ведь ему нужны деньги, чтобы облагодетельствовать следующих студентов, и вообще на помощь российской науке и их российскому боссу: штука с носа в месяц, плюс к 500 для оплаты комнаты в Русском Доме. Студентов у него в лабе было по 3-4, так что денег он получал с них изрядно, и этот доход, будучи абсолютно противозаконным, не декларировался, и налогом не облагался. Хорошо хоть, что в эту деятельность меня не втянули. Кстати о стукачестве и о качестве русских ученых: Тульского так никто и не заложил в американскую налоговую службу, хотя могли бы, деньги ему студенты отдавали чеками, а не наличными.

Но Розалия напирала все круче, и терпеть ее стало по-настоящему непросто. Однажды мы запланировали экперимент, но она опоздала больше, чем на час, и я занялась своим проектом. Тут-то Розалия появилась, и сразу принялась скандалить, что, как же так, я занялась своей работой, как же ее работа, ведь у нее есть всего 2 часа времени, я должна срочно перейти на ее проект. И прибор один, надо, чтобы он поработал для Розалии, срочно, сегодня, прямо сейчас. Выслушав, я взяла свои пробирки, и весь свой эксперимент выбросила в помойку. После чего сообщила Розалии, что прибор ее, пусть она его использует. Потрясенная Розалия бросилась к Тульскому, который устроил мне разнос на тему, как я смею оскорблять его жену! Тут мне помог Андрюша: "Не нравится запах - отойди! Ищи себе другую работу". И уже на следующий день я поднялась на два этажа выше, на интервью к американскому профессору Джону. Ему я с сожалением сказала, что не могу предоставить американских рекомендателей, т.к. последние 8 лет работала в Японии, вот японских - сколько угодно. "А сколько ты времени проработала у Тульского?" - спросил Джон. "Около 2-х месяцев" - "Ну, тогда тебе лучшая рекомендация, что ты сразу поняла, что он собой представляет, и так быстро пытаешься от него уйти, я тебя беру!" - заорал Джон. Такова была репутация Тульского среди коллег.

Оставалась мелочь - Тульский должен был подписать согласие на мой переход, это был единственный способ перевести мою визу из одной лаборатории в другую. К тому времени я хорошо понимала, что так просто меня не отпустят, и решила взять Тульского приступом. Узнав, когда будет следующее заседание кафедры, я туда пришла за 5 минут до начала, и при всех американских профессорах громким голосом по-английски попросила Тульского подписать бумагу. Он опешил и подписал. Надо сказать, что тот же прием попробовал применить один из его студентов через три месяца. Но уже не вышло, Тульский заявил, что ни за что не подпишет, и студент состоял в рабстве у него еще два года. При этом студенту постоянно обещали конец рабства, стоит только сделать еще одну статью. Во все эти статьи была включена Розалия. А когда студент все-таки выпросил себе свободу, отдав Тульскому еще одну написанную статью, его имя потом из этой статьи выкинули, а Розалия переместилась на почетное первое место. Впрочем студент был настолько счастлив, что его вообще отпустили, что плюнул и не стал жаловаться. Надо сказать, что более пронырливые русские студенты сбегали от Тульского довольно изощренным способом: сначала договаривались кулуарно с кем-нибудь из американских профессоров, срочно возвращались в Россию, после чего, сдав экзамены в американскую аспирантуру, снова приезжали в Штаты, но уже к новому американскому профессору. Тульский считал их неблагодарными скотами, которые не хотят в рабство, а у него же так все славно организовано.

В результате в России стало известно о схеме Тульского, студенты стали сильно разборчивее, и поток рабов в его лабу прекратился. В конечном итоге пришлось продать Русский Дом, по слухам, это было сделано на гребне бума с очень большой выгодой. Несмотря на свою одиозность, Тульский по-прежнему получал какие-то американские гранты. Правда у него всегда была страшная текучка кадров, я думаю, из-за Розалии, сомневаюсь, что нормальные американцы могли ее сколько-нибудь долго переносить. Однако какая-то работа делалась, в основном на базе старых заделов, ему в молодости фантастически повезло с его первым открытием. A в 2001-м году Тульский приехал с докладом на большую международную конференцию в Пущино, куда ездил и мой американский босс Джон. Джон рассказал, что во время доклада Тульского, прямо посередине, в зале поднялся старый американский профессор, знаменитость, один из столпов и главных авторитетов. И громко заявил: "Одна половина данного доклада - плагиат, украденo, a вторая - ложь и предвзятость, слушать это невозможно, и я ухожу". И вышел. Тульский же продолжал доклад, как будто ничего не произошло...

Другую историю, уже о научном подходе Тульского мне рассказал его студент, с которым я продолжала дружить и периодически общаться. Еще в России Тульский открыл новую группу регуляторных белков, с ней он работал и дальше. Оказалось, что у круглых червей-нематод удаление такого белка (путем мутирования гена) вызывало резкое увеличение продолжительности жизни, чуть ли не в три раза. Следующий логичный шаг был создать мышей-мутантов, у которых соответствующий белок тоже выведен из строя, и посмотреть, что будет. Ибо мы все мечтаем жить вечно, поэтому любые исследования, направленные на увеличение продожительности жизни, обычно фондируются (по крайней мере так было в 2000). Мышей сделали, белок у них отсутствовал, однако никаких изменений продолжительности жизни у них не наблюдалось, жили столько же, сколько контрольные мыши с белком. И тогда Тульскому почему-то пришло в голову, что мыши без белка могут дольше умирать под воздействием неблагоприятных факторов, дольше мучиться в агонии. Чтобы проверить свою идею, он клал мышей на дно емкости с углекислым газом, а сам сидел рядом с секундомером и наблюдал, как долго мыши агонизируют. Остальной народ в лаборатории смотрел на это с диким ужасом, Тульский угробил 20 обычных и 20 мутантных мышей, и те, и другие агонизировали одинаково долго, и одинаково умирали. Хорошо, что к тому времени меня в этой лаборатории уже не было...

К счастью, моя работа у Джона шла вполне хорошо, с Андрюшей мы поселились вместе, потом поженились, а потом и вовсе переехали с Восточного на Западное Побережье, в Сиэтл, где он нашел себе новую работу.



Предыдущие посты:
глава 1 http://mary-spiri.livejournal.com/65732.html
Фотографии http://mary-spiri.livejournal.com/65970.html
глава 2 http://mary-spiri.livejournal.com/66110.html
глава 3.1 http://mary-spiri.livejournal.com/66321.html
глава 3.2 http://mary-spiri.livejournal.com/66718.html
глава 4 http://mary-spiri.livejournal.com/66930.html
глава 5 http://mary-spiri.livejournal.com/67296.html
глава 6 http://mary-spiri.livejournal.com/67484.html
глава 7.1 http://mary-spiri.livejournal.com/67797.html
глава 7.2 http://mary-spiri.livejournal.com/67957.html
глава 8 http://mary-spiri.livejournal.com/68143.html
глава 9 http://mary-spiri.livejournal.com/68410.html
глава 10 http://mary-spiri.livejournal.com/68729.html
глава 11 http://mary-spiri.livejournal.com/68901.html
глава 12 http://mary-spiri.livejournal.com/69120.html
глава 13 http://mary-spiri.livejournal.com/69630.html
глава 14 http://mary-spiri.livejournal.com/69831.html
глава 15 http://mary-spiri.livejournal.com/70361.html
глава 16 http://mary-spiri.livejournal.com/70456.html
глава 17 http://mary-spiri.livejournal.com/70787.html
глава 18 http://mary-spiri.livejournal.com/71162.html
глава 19 http://mary-spiri.livejournal.com/71279.html
глава 20 http://mary-spiri.livejournal.com/71444.html
глава 21 http://mary-spiri.livejournal.com/71864.html
глава 22 http://mary-spiri.livejournal.com/71983.html
глава 23 http://mary-spiri.livejournal.com/72377.html
глава 24 http://mary-spiri.livejournal.com/72557.html
Tags: Записки бродячего ученого
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments