mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Прогулка в зимний день

Сама загнала себя в депрессию собственными постами, слишком много чернухи зараз. Надо разбавить, а то тошно. Опишу-ка я один наш день, когда было время поехать погулять. Вот только снега оказалось многовато по низам, зима выдалась слишком суровая. Особенно хреново было в ущельи реки Колумбии, нашем любимом месте прогулок. Наверх тоже ехать было глупо, на главной местной горе Худ (вулкан около 3.5 км над уровнем моря) шел дождь со снегом, на лыжах особо не покатаешься. И тут мы вспомнили про местный краеведческий музей, примерно в 40 мин езды от дома. Живем здесь уже почти 10 лет, но так ни разу в него не зашли, все мимо проезжали. А оказалось интересно, в Штатах вообще отличные музеи, даже мелкие местные. Ибо всегда найдутся благотворители с деньгами и жертвователи коллекций. А коллекции бывают самые неожиданные.

Музей этот, вернее Центр посвященный ущелью Колумбии, был построен лет 20 назад, в нем три этажа и гора разных разделов. В огромном фойе стоит старая пожарная машина и висит маленький самолетик, Curtiss JN-4 1917 года, он был одним из первых для доставки почты в ущелье и окрестностях.



Главная коллекция музея посвящена местным индейцам, масса фотографий, рисунков, рассказов, и довольно-таки немного предметов быта, в основном, кремневые наконечники, каменные ступки и грузила, и вездесущие корзины. И статуя индейца за рыбалкой. Индейцы поселились в ущелье Колумбии очень давно, наиболее старым археологическим находкам больше 10 тысяч лет, раскопано несколько постоянных поселений, известны места летних рыболовных деревень, индейцы много кочевали. Нынче они тоже летом перекочевывают к Колумбии рыбки половить, и индейские платфомы для ловли с сачком можно увидеть везде, где река сильно сужается.



Белые появились в ущелье после экспедицией Льюиса и Кларка в 1805-1806 годах. Собственно экспедиция описала великие богатства реки Колумбия, в частности безумное количество лосося. Поразительно, насколько быстро пошло освоение богатств предприимчивыми людьми.Консервирование рыбы изобрели во Франции в 1795-1810 годах в период наполеоновских войн, когда иметь запас непортящейся еды стало крайне актуально. А уже в 1840 консервные фабрики заготовляли лосося на Восточном побережье США, в Мэйне. В 1864 консервирование началось в Калифорнии, а в 1872 пришло на Колумбию, где быстро стало главным промышленым производством. В основном консервировали чавычу, которая здесь называется "чинук" (king salmon, Chinook) и достигает очень неслабых размеров (рекордные достигают 40 кг и 1,5 метров в длину). А уже в 1879 году был изобретен вполне промышленый агрегат для автоматической ловли и подъема лосося из воды прямиком на рыборазделочные фабрики, так называемое "рыбное колесо".





Одно из колес в натуральную величину стоит в музее, высотой в три этажа. Напоминает водяную мельницу, лопасти колеса которой затянуты сеткой, а рыба из сетки вываливается в систему лотков на подъемнике. Все это крутится за счет силы течения. Кстати, для плетения прочной металлической сетки пришлось изобретать отдельный станок, причем изобретатель сразу взял патент, и будучи монополистом, сильно разбогател, поставляя сетку для колес по всей Колумбии. Консервные фабрики потребовали рабочих рук, и тут же начался завоз китайцев. Впрочем, изобретательская мысль на месте не стояла, и почти сразу был изобретен рыборазделочный станок под названием "железный китаец" (вернее жаргонно "китаеза", Iron Chink).



Исключительно непростая штуковина на механическом приводе для полностью автоматизированной чистки и резки рыбьих тушек. А движение осуществлялось за счет паровых агрегатов. Вообще недостаток рабочих рук был великий двигатель прогресса, даже в самой глухой глухомани использовалась малая автоматизация, всякие паровые и конные сеялки, веялки, простенькие трактора, лесопилки и прочее. А потом быстро шло увеличение, усложнение и усиление агрегатов. Тут же в музее стоит огромная паровая машина 1895 года весом в 32 тонны (в кадр по размеру не влезает), которая использовалась на промышленной лесопилке. В качестве приводных ремней в ней использовалось 300 метров каната толщиной в руку человека. В общем, скорость научно-технического прогресса того времени поражает, мне кажется, что нынче так уже не умеют, с нуля и столь быстро.

Впрочем, как всегда в подобных музеях, ожидаемые рассказы об истории этих мест сопровождаются всякими неожиданностями. Оказалось, что в начале 20 века, сбежав (вовремя) от большевиков, в ущелье Колумбии приехал и тут обосновался младший член русской царской семьи, барон Евгений Александрович Ферзен (Baron Eugene Fersen), сын великой княгини Ольги Александровны, дочери царя Александра Второго. Заодно он еще был племянником Льва Толстого, по отцовской линии происходил от Вильгельма Завоевателя, и имел право на польский трон. Кстати, когда он получил американское гражданство, его предупредили, что право на трон он тем самым потерял,но это его не остановило,



Барон создал свою религию с уклоном в просветительство под названием "Наука существования". Его называли "Светозар", он организовал секту "Носители света", много выступал с лекциями и написал несколько трудов о пути к духовному освобождению и поисках света... Я наверно вряд ли когда чего из этого прочитаю, да и вообще движение сильно заглохло после его смерти в 1956 году. А жил он по соседству с музеем в ущелье Колумбии, там и похоронех на высоком крутом берегу. А его вещи были переданы в музей, получилась классная выставка старинной мебели, часы с кукушкой, фамильные драгоценности, музыкальные инструменты, портреты, безделушки в стиле ар деко, не особо много, но очень все красивое. Только темновато для фотографирования.







А по соседству с бароном огромная коллекция католических четок, просто тысячи, осталась музею от наследников местного миссионера, который ее всю жизнь собирал. Причем каким-то образом умудрился добыть в коллекцию четки убиенного президента Джона Ф Кеннеди. А еще дальше на этаже чучело кугуара и выставка японских предметов быта от эмигрантов 19 века, они тоже были завезены в ущелье, для стройки желесных дорог, на лесопилки и консервные фабрики. В общем эклектика, но все это очень интересно, ходишь, смотришь, читаешь, и настроение резко повышается, и даже начинаешь отчасти верить в исконно присущее человеческой душе стремление к свету. Надо будет в музей еще летом заехать, у них снаружи стоят исторические локомотивы и реконструкция желоба для транспортировки бревен на лесопилку.
Tags: american life, washington state
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments