mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Стена Койота (Coyote Wall)

Любимое место - стена базальта метров в 200, как будто ножом вырезан кусок торта, вулканического плато, состоящего из десятков слоев лавы, выброшенных на поверхность во время бурного вулканизма от 12 до 16 миллионов лет назад.

no title



В качестве ножа, естественно, поработала речка, вернее, ручеек по масштабам нашего штата. Просто вулканические породы здесь легко разрушаются, лава в свое время остывала быстро, кристаллизовалась крупно, и теперь базальт сыплется и крошится беспрерывно и от любого воздействия. Недаром местные скалолазы стараются на базальтовые стены не замахиваться, ибо они непрочные и сыпучие. Около Стены Койота находится один из наиболее характерных "столбчатых" массивов с необыкновенно четкими структурами шестигранных призм-"карандашей".







Эрозия в здешних краях приводит к образованию огромных каньонoв, прорезающих верхний километр, а то и два ископаемых лавовых слоев. А там, где ручьев нет - плато, заросшие травой и одинокими деревьями: соснами Пондероза, белыми орегонскими дубами, а там, где повлажнее - большелистными кленами.





Дубы в Америке, как и в России, раскрывают листья позже всех, почки сейчас едва наклюнулись.



А вот клены вовсю цветут и все в зеленой дымке.



Силуэты старых одиноких деревьев необыкновенно хороши. Как-то в 1990-м меня занесло на дендрологическую конференцию в Германии, так там был пленарный доклад на полтора часа, где они нам показали фото 200 самых старых и красивых лиственных деревьев Западной Германии, каждое дерево было сфотографировано во время всех 4-х сезонов, а вместо слов, фото сопровождала старинная духовая музыка, исполняемая вживую ансамблем из охотничьих рогов. Сначала было просто дивно, потом к концу стало скучновато, хотя деревья были все необыкновенно выразительны и могучи. Я попробую не очень увлекаться, да и музыки нету, только множество фотографий красивых больших деревьев, вот посмотрите:





Как всегда, ветер свистит, солнце жарит, весенние цветочки под ногами.

Shooting stars:







Yellow bells



К моему удивлению, несмотря на позднюю весну, уже пошли золотые ромашки-девясилы, здесь называемые "ухо мула" или "бальзам-корень". Пока еще не ковром, цветы только начинаются, но зрелище уже вполне приятное.







Особенно когда думаешь, что вот скоро золотыми станут все склоны, и надо будет скорей-скорей походить-поснимать, пока красота не облетела. Так что следующая пара недель будет горячей.

Лезешь вверх часа два с половиной, тропа местами крутая, общий подъем около 700 м на 5 км. периодически со свистом проносятся горные велосипеды, там их царство, и они очень вежливы при встрече, надо только смотреть в оба, чтобы им не очень мешать.







Отдыхаешь в процессе фотографирования. Одуряюще пахнет пустынная петрушка, в некоторых местах ее так много, что идешь практически по пояс.







В прошлый раз я залезла в заросли ядовитого дуба, после чего неделю чесалась, как обезьяна. В этот раз моя главная задача была не приближаться к кустам ядовитого дуба ближе, чем на два метра, похоже, моя аллергия на это хреново растение растет от каждой встречи. Вроде бы не чешусь, значит, пронесло. Впрочем, основные цветочки еще впереди, нам еще ходить и ходить. Но до чего же такие хождения помогают вытянуть себя из зимней депрессии! Особенно, когда депрессия отягощена постоянными поисками новой работы, которые до последнего времени выглядели весьма безнадежно. Впрочем при любом раскладе мы собираемся переезжать обратно в Сиэтл, так что скоро нам будет не продохнуть от дел и забот. А пока еще недельку-другую надо скорее походить по любимым здешним краям.

А закончился наш день поездкой на дачу через Центральный Вашингтон. По весне дорога красивая до слез: зеленые холмы в золоте девясилов, расцветшие сады (розовые абрикосы, белые яблони и груши), тополя вдоль рек и речек все в молодой листве. Дорога идет через индейскую резервацию, где по склонам пасутся табуны мустангов.





Собственно, мустанги эти представляют собой ужасную проблему, ибо бесконтрольно размножаются, волков на них нет. Раньше их втихую отстреливали и отправляли в Канаду на мясоперерабатывающий заводик, где делалась колбаса. Однако заводик закрыли, единственная опция для утилизации мяса - это Монголия (я не шучу), они пока еще лошадятину принимают. Но за морем телушка полушка... Никто возить не будет. Отстрел закончился, а прирост наблюдается чуть не 30% в год. Главная же опасность - это заболевания, если начнется эпидемия, то она перекочует на домашних лошадей, и будет очень плохо. Поэтому несколько лет назад организовали программу по стерилизации кобыл: в них стреляют дротиком с контацептивом. Нанимают команды охотников из индейцев и расстреливают кобыл, но контрацептива хватает всего на один год, да и добраться получается только до части табунов. В общем, что делать - непонятно, проблема серьезная, однако выглядят толстые мустанги на зеленых холмах крайне романтично. Жалко, что там где они пасутся, обычно не остановишься, плечо на дороге маленькое, а скорости большие.
Tags: day hikes, washington state, wildflowers
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments