mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Поиски работы, или "где мои семнадцать лет?"

Когда-то были славные времена, мне был 21 год, а в университете меня ждали пять предложений пойти работать в хорошие лаборатории. В те годы у меня были хорошие мозги и гораздо больше интереса к науке, чем сейчас. В добавление была еще и неимоверная глупость в житейских вопросах, которая органически сочеталась с ослиным упрямством. Плюс гормоны, то есть любови и романы, которые оказывали парализующее действие, отключая разум крепко и надолго. В результате какое-либо последовательное планирование жизни отсутствовало начисто. Зато было много спонтанности, а значит и счастья. По окончании университета я ушла рожать ребенка. Из пяти предложений работы осталось одно, и я в той лабе проработала лет 8, а потом оттуда уехала в Японию.

В Японии настали тоже неплохие времена, когда каждое новое место работы мне находил мой замечательный профессор Комамине-сенсей. У меня была отличная репутация, и честно говоря, не думаю, что ему было трудно меня пристраивать, особенно первые два раза. Однако чем дольше времени я оставалась в Японии, тем труднее становилось трудоустройство: гайдзин должен в конце концов быть отправлен обратно за рубеж, такова государственная политика. Да я и сама собиралась уезжать. И первую работу в Америке нашла за 5 минут, столько времени у меня заняло написание одного эмейла своему однокурснику. Я уже писала, что ничего хорошего из этого не получилось.

Впрочем, второе новое место работы в Америке я нашла через 3 месяца за 10 минут: увидела старое объявление о вакансии постдока в лабе на 3 этажа выше в том же здании, написала один эмейл, полчаса неформально поговорила с будущим боссом, и все. По годам я приближалась к 40, но стоила дешево, моя первая зарплата в Штатах была 31 тысяча в год, в то время для постдока это было неплохо. Главной задачей тогда было получить визу, но и это было несложно через университет. К счастью, Андрюша, которого я как раз тогда и встретила, начал сразу меня убеждать заняться грин картой. Эта опупея затянулась на годы, но начата была вовремя, когда все делалось уже долго, но еще сравнительно легко и безболезненно. Переезд в Сиэтл и третья работа мне тоже дались несложно: в пятницу я отправила 5 эмейлов, получила 4 ответа, и первый ответ, полученный тогда же в пятницу, содержал предложение, которое я тут же приняла.

Вообще у меня была тенденция соглашаться на первую попавшуюся научную ставку по принципу: "предлагают, надо брать". Откуда и почему у меня была такая установка? Мои родители и родственники были крайне разборчивы в своих профессиональных делах, впрочем они всю жизнь проработали в России. Может меня испортила Япония, где я попала в ту самую науку своей детской мечты, где понедельник начинался в субботу, все пахали за интерес ради счастья человеческого, наставники всячески поддеррживали своих студентов, и молочные реки текли в кисельных берегах. Но ведь и в японской науке не всем и не всегда было хорошо, и я это могла легко увидеть, оглянувшись вокруг. Наивно закрывать глаза на то, что ученые тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо, было весьма неправильно.

В результате неразборчивости с работой, я получала немало проблем: двое из моих начальников оказались по-человечески кошмарны, а моя нынешняя шефиня напрямую на мне паразитирует и вампирствует. Карьерой я толком не занималась, пока ездишь с места на место, теряешь драгоценное время и связи. Да и не хотелось мне академической карьеры, слишком много надо было приложить усилий для достижения не очень-то нужного мне результата, мотивации не было. Мне хотелось быть не профессором, а просто высококвалифицированным научным сотрудником, который тихо занят любимым делом. Как нынче оказалось - это наименее востребованная категория. И географически я не готова оказалась все бросить и уехать из любимых мест, уж больно мне здесь хорошо.

Впрочем мне повезло поработать 2,5 года в "биотех-индустрии", в компании Комбижирикс, где мне страшно понравилось. Но увы, компания сдохла, и нам пришлось переехать в Портленд, где биотех компаний почти нет, зато есть огромный университет, куда меня взяли опять-таки за 5 минут. Моя нынешняя начальница выбила мне приличную зарплату и уговорила согласиться. Так я застряла в академической науке еще на 10 лет. Все вполне успешно, сделала своей начальнице карьеру, за эти годы из ее 16 журнальных публикаций, 13 либо целиком мои, либо так или иначе основаны на моей работе. Она из ассистентов стала профессором, и теперь умело надувает щеки, хотя так и не понимает, что и как я делаю в своей нынешней специальности - анализе данных. А нашей семье моя работа в университете дала возможность спокойно двигать свой проект, используя 3-х летний грант от государства Катар, о котором я уже писала.

В общем, лето красное пропела, оглянуться не успела, как я оказалась, во-первых, слишком квалифицированной, во-вторых, слишком дорогостоящей, зарплату обязаны повышать за опыт, а в-третьих, просто слишком старой, увяли розы. А работа моя в университете стремительно двигается к концу, и 1-е июля, когда наш центр закрывается, уже не за горами. И вот весь год я писала бесконечные аппликации на работу, переделывая свое резюме бессчетное число раз под разные требования. Ибо опыта у меня много и разного, есть из чего выбрать. Однако же коэффициент полезного действия у моих рассылок оказался крайне мал, ибо "Онегин, я была моложе, я лучше качеством была", а нынче уже поезд ушел. Пока лучше всего сыграли аппликации, посланные в биотех. Для начала некий стартап предложил мне работу менеджера лаборатории, им надо было, чтобы я сначала эту лабу организовала, а потом наладила бы генетические анализы на наличие ГМО. После довольно долгих переговоров я подписала их предложение. К счастью праздновать еще не начала, ибо ровно через час они мне позвонили и сообщили, что потеряли все финансирование. О таком подходе - давать предложение, не обеспечив сначала финансирование, я до того не слыхивала, ну да ладно, им похоже было гораздо хуже, чем мне, от этого форс-мажора.

А весной последовали две истории. Первая со знаменитым Фред Хатчем - центром по изучению рака. Им нужен человек для анализа больших массивов данных в клинических банках, а я подобным анализом много занималась, правда, данные были несколько другими, чем у них. Сначала прошла три телефонных интервью с интервалом по 3-7 дней, по возрастающей, от начальника к начальнику. Потом ездила к ним в Сиэтл на очную ставку, интервью на три часа. Вопросы у них были самые разные, больше всего мне понравился: "Если бы три твоих последних начальника собрались обсудить тебя за чашечкой кофе, то что бы они про тебя сказали?" Мне удалось воздержаться от ответа:"ну почему же обязательно кофе, уж лучше за стаканчиком виски, чтобы языки развязались". Однако мой реальный ответ был довольно скуп, я плохо умею себя хвалить, я принялась гнать пургу насчет своей необыкновенной эффективности и организованности. Другой вопрос был о наличии опыта программирования. Вспомнив 57-ю школу, я спросила, а опыт с Фортраном 30 лет назад пойдет? Они заржали и сказали, что да, конечно, они еще помнят старика Фортрана. Приглядевшись, я поняла, что большинство еще старше меня, стало быть не врут, правда помнят. В общем, хорошо поговорили, после чего мне сообщили, чтобы я подождала, у них еще не все орг вопросы решены, вот решат, и еще меня рассмотрят, и авось наймут. В общем, скоро будет 4 недели, и я от них получаю изредка эмейлы, что они все еще погружены в орг вопросы, вот ужо когда разберутся, тогда они решат, берут меня или нет... Скажу мягко, меня это уже ДОСТАЛО.

Вторая история приключилась с компанией Нанострун. Хорошая компания, у меня там несколько знакомых работают. Они постоянно открывают новые ставки, и почти все мне подходят, некоторые просто идеально. С осени я к ним засылалась раз 5, и ни ответа, ни привета. Наконец я раскачалась написать человеку, который моему мужу по жизни несколько должен, да и я ему помогла, когда смогла. Сам он там не работает, но ход в Наностун имеет. Как ни странно, это сработало, и они стали меня рассматривать на вакансию по технической поддержке, в точности чем я занималась 2,5 года в Комбижириксе. Вообще совпадение моих умений и их требований оказалось полным. Но на одном совпадении далеко не уедешь, надо людям понравиться. Началось все опять-таки с телефонных интервью, про первое из которых ребята из Наноструна забыли. Мне пришлось им написать эмейл, типа если вы заняты, можно перенести на другой день. Позвонили, извинились, и пошло-поехало. Аж 4 телефонных интервью, с интервалами в неделю. И каждый раз мне казалось, что хорошо поговорили, но они не клюнули. Однако же каждый раз через неделю приходил новый эмейл про новое интервью. А в конце пригласили приехать лично. И устроили допрос с пристрастием на 5 (!) часов, я пообщалась по очереди с 10 людьми, и мы расстались вполне довольные друг другом. Теперь жду, что дальше будет. И как всегда, никто никуда не спешит.

И похоже, что снова придется мне брать первую подвернувшуюся работу, если она конечно подвернется, что совсем неочевидно. Или пытаться переквалифицироваться в управдомы. Зачем я все это пишу? Наболело за полгода поисков. Тяжело это, искать работу в 55 лет. Хочется покоя, делать, что умею, и получать за это зарплату. Вроде бы я работник хороший и довольно успешный. А покоя нет. Но жаловаться грех. Ибо сама в свое время не подумала, не осознала, что соломку надо заранее подстилать, ибо падать-таки придется. Давно надо было переквалифицироваться и свалить из науки. Но уж больно комфортно было оставаться. Вот так я сейчас сижу, жду эмейлов, гадаю по ромашке: "любит, не любит, плюнет, поцелует...", и если да, то кто? Хатч или Нанострун? Или "к черту пошлет"? Господа, делайте ваши ставки.
Tags: american life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments