mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Category:

Правила, политкорректность и регуляции: персональный взгляд

По природе я скорее законопослушна, мне в общем проще делать, как положено, и не париться. И адаптация к новым правилам мне легко дается. Выросши при совке в семье химиков, где всегда был лабораторный спирт и контрольные кролики по пятницам, я сама была типична, и таскала домой спирт с работы. Как сейчас помню, за пошив свого первого нормального походного рюкзака я заплатила 4 литра уворованного с работы спирта. Слишком много, но это была плата за срочность. Удивительно, что эти мои таскательные подвиги закончились сразу после переезда в Японию в 90-м году. Не то, чтобы у нас там спирта в лабе не было, скорее наоборот, хоть залейся, но я как-то предпочитала закупить в магазине нормальной выпивки. Благо зарплата с 30 российских долларов (180 рублей) выросла аж до полутора тысяч (150 000 йен). Правда и на жизнь уходило много, но в общей картине мира при моих скромных потребностях траты на выпивку погоды не делали. И что либо таскать мне казалось совершенно западло.

А дальше была Америка, и дальнейшее переключение на дополнительные правила. Труднее всего мне давалась политкорректность. Не то, что я занималась харассментом кого бы то ни было, а просто привыкла шутки шутить и анекдоты рассказывать без особой оглядки. И в общем что в России, что в Японии среда была для этого крайне подходящая. Особенно в Японии, где пол-лаборатории были европейцы, самых честных правил, но абсолютно безбашенные с точки зрения разговоров. Анекдоты из серии "встретились еврей, немец и голландец" звучали на каждом шагу. Наш француз-бедуин Тахар всех женщин нежно обцеловывал при каждой встрече, женщины привычно стукали его по балде, если он бывал слишком настойчив. Голландцы начинали свои презентации на семинаре словами: "Эти идиоты японцы", а японцы привычно интересовались, действительно ли мы, европейцы, едим на завтрак овсяную кашу, она же несъедобна, и мы могли бы забыть свои варварские привычки, пока живем в цивилизованной стране. На вечеринках, которые случались не реже, чем пару раз в месяц, народ окончательно отвязывался. Тахар умудрялся пристроиться между минимум двумя женщинами, одной нашептывая про ножки, другой про ручки, и выпивая при этом с их здесь же сидящими мужьями (если они были). Голландцы начинали пытаться набить морду немцам за-ради исторической справедливости: "мой отец и дед в войну ели луковицы тюльпанов с голодухи!", а немцы, люди в наше время мирные, упорно отказывались от махалова. Я, как наполовину еврейка, служила арбитром, объясняя голландцам, что очень дружу с немцами, несмотря на большое количество пропавших родственников. А потом приходилось утешать немцев: "Нас-то за что, мы ведь покаялись".

Японцы на вечеринках вели себя хуже всех, нализывались вискариком до свинообразного состояния и начинали либо скучно разговарить про науку, либо спрашивать советов у Тахара, как найти жену. Он им радостно объяснял про любовь с первого взгляда, типа "нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь". Японцы в ответ говорили, что хотели бы жить раньше, в войну, когда жизнь была проста и понятна. Становишься камикадзе, отдаешь жзинь за императора, губишь большой американский корабль, и голова у тебя не болит, где взять жену. Тут же поблизости сидящая американка кидалась объяснять, что камикадзе были крайне неэффективны и погубили совсем немного американских кораблей. К счастью, она была воспитана на политкорректности и не добавляла, что "мы зато дали вам люлей". А наш японский босс, по религии непьющий баптист, смотрел на все это безобразие с истинно буддийским всепрощением, его задачей было проследить, чтобы японцы не отравились алкоголем, для чего он их в нужный момент разгонял по домам. Впрочем все-таки самым пиком были вечеринки русского сообщества нашего института. Кроме разговоров на вольные темы про судьбы Родины, тупой Пиндостан, куда нам всем придется уехать за хорошей жизнью, и моря выпивки (по правилам сообщества, бутылки принимались только, если стоили дороже 8 долларов), еще была гармонь, вернее аккордеон физика Потапова, и иногда гитара Вадика Смоленского, и это было дивно. Сидеть под сакурой, петь "И летели наземь самураи, под напором стали и огня". И видеть, как ловко дочка переводит слова песни своим японским подружкам, забежавшим на огонек скушать русский пирожок.

В Америке мне приходилось просто рот себе самой затыкать. Перед рассказом любого анекдота я его старательно проверяла на неоскорбительность. Иногда мне все же удавалось пошутить очень удачно. В самом начале работы и Университете Штата Вашингтон мой подлюка-босс наехал на меня за то, что я не ответила на его эмейл в выходные. Я ответила шуткой: "Мой муж мне обещал, что он со мной разведется, если я буду в выходные работать". Босс решил, что я всерьез, и очень испугался, дальше он со мной про работу в выходные боялся заговаривать. И тут я поняла силу шутки, и стала еще сильней себе рот затыкать. Но вообще-то я люблю политкорректность. При всей тупизне, этот свод правил дает возможность таким, как я, эмигрантам, не подвергаться дискриминации. И детям нашим в школе тоже, пока они не станут американцами. От политкорректности бывает тошно, но с ней комфортно, "здесь так уютно, тепло и сыро!". Муж мой тоже очень оценил американскую политкорректность после Германии, где ему в полиции пришлось доказывать, что он существует, и стесняться русского акцента. В Америке, что бы они не думали про русский акцент, единственно, что скажут: "Ах, какая прелесть!"

И вообще очень удобно, что можно сослаться на "личные обстоятельства" и обойти какое-нибудь дурацкое правило, используя чужую политкорректность. Например, когда я сдавала 15-летнюю Нину в американскую школу, ей потребовались прививки. Все они были сделаны, но в Японии, даже документ был, но по-японски. Для скорости доктор наш посоветовал сдать анализ на антитела. что мы и сделали. С этой бумажкой мы пошли в школу. Где нам вежливо сказали, что нужны не антитела, а прививки. Я разозлилась, но мы решили поехать к доктору и привиться еще раз. Доктор в ответ начал мне старательно объяснять, что если есть антитела, то прививки не нужны, поэтому он нас прививать не будет. Я в общем помимо общего биологического образования еще и занималась когда-то иммунологией, так что ничего нового для себя не услышала. Но ситуацию надо было как-то разрешить. И тут, снова в школе, я увидела на форме внизу графу: "Отказаться по личным обстоятельствам". Там шел перечень возможных обстоятельств, в основом религиозных. А под конец графа: "Другое", которую я использовала, злобно написав: "Потому, что у нее есть в крови антитела". И на этот раз все отлично проканало.

Преамбула получилась длинная, а исходная задумка была написать пост о том, что несмотря на мою повышенную законопослушность и уважения к правилам, меня все равно ЗАДОЛБАЛИ правила на моей нынешней работе. Причем умом я понимаю, что они нужны, все эти регуляции Федеральной Администрации по Лекарствам и всяких прочих сертификационных комиссий, для защиты пациентов, чтобы из людей не делали лабораторных кроликов, даже если люди на все согласны. Но как известно, бюрократия активно воспроизводит самое себя, и нужные правила обрастают горой менее нужных, а потом и вовсе ненужных. А потом приходит человек, который совсем не разбирается в нашей науке, зато знает все правила, и начинает показывать нам, ученым, где живет мать Кузьмы. Я занимаюсь сейчас тем, что проверяю, насколько какая-нибудь новая технология подходит для решения старой задачи. По логике надо эту новую технологию сравнить с предыдущей, и на этом успокоиться. Однако в новой технологии обычно много недоработок, большая часть из которых неважны, например сказано, что такой-то процесс можно гнать от 10 до 20 минут. Более того, имея 30 лет стажа, я могу довольно точно сказать, что важно, а что нет. Но нас никто не слушает, а наши надзиратели начинают требовать, чтобы мы тестировали время инкубации с инкрементами по 2 минуты, 10, 12, 14 и т.д. И сравнивали результаты, которые естественно индентичны в пределах ошибки. И не дай Кхултху, где-нибудь недокапаешь или перекапаешь, поэтому начинаешь долго и скучно робота гонять, вместо того, чтобы быстренько вручную. И в результате вместо 3 дней получается месяц, и все это время клиент капает тебе на мозги типа "чего копаешься, давай скорее". Клиент-то умный, понимает, что 10 или 20 минут погоды не делают. А потом еще и отчет пишешь на 100 страницах, чтобы все эти ценные эксперименты задокументировать. И знаешь, что отчет этот никто никогда не станет читать, как реферат по истории КПСС. И даже материться можно только дома по-русски, ибо на работе правила, тебя не поймут. А надзирающие входят во вкус, и в следующий раз будут просить в два раза больше экспериментов, каждую минуту, а не две. И вот тут не сошлешься на личные обстоятельства, никуда тебе не деться. Хорошо хоть деньги нормальные платят. Интересно, смогу ли я плюнуть и привыкнуть?
Tags: american life, japan and japanese, science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments