mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Category:

Золото штата Вашингтон



В нашем штате есть массивные горные хребты, а значит с приходом белого человека по горам принялись бродить старатели и искать золотишко. Случилась и парочка золотых лихорадок, очень недолговечных, золота практически не было, хотя старатели всячески пытались выдать желаемое за действительное с помощью географических названий типа Эльдорадо и Бонанза. В общем, обогатиться почти никому не удалось, но на скромную жизнь какое-то время хватало. Прошли столетия, и в горах из минеральных ресурсов практически ничего не осталось, что смогли, добыли. Но каждую весну в предгорьях, в сухой полынной степи и среди светлых сосняков восточной стороны хребта золотом полыхают склоны, и золотые цветочные ковры очень греют сердце после долгой и черно-белой зимы.





Растение это - бальзам-корень (balsamroot), или ухо мула (mule's ear, за форму листьев), родич одуванчика и подсолнуха, в бывшем СССР похожие кусты золотых ромашек встречались на Кавказе и Тянь-Шане, и назывались девясил, за якобы лечебные свойства. Здесь в штате Вашингтон бальзам-корень растет кустами по колено, с цветами размером в блюдце, не ромашки, а ромашищщи.















Бальзам-корень особенно хорош в сочетании с сине-фиолетовыми люпинами.







Там, где воды побольше, по распадками и около ручьев кустами покрыта вся почва, так что земли не видно.









“Под небом голубым есть город золотой”- У меня эта песня ассоциируется не с БГ или Библией, а с весенними полями цветущих девясилов. И я хорошо помню свое первое знакомство с девясилами в Центральном Вашингтоне: это был шок от счастья. Сзади горы в снегу. а спереди холмы в кустах золотых ромашек.



Степь (экосистема тамошняя так и называется, sagebrush steppe) в полном весеннем расцвете под голубым небом с легкими кучевыми облачками. Ветер с медвяным запахом голубых люпинов, иногда довольно сильный. Рыжеватая пыль троп, поднятая ветром и многочисленными ногами (любующихся хватает). Пекущее солнце, от которого, как и от ветра, нет спасения, от них физически устаешь к вечеру. И совершенно юный восторг от этого дивно прекрасного мира.









Прошло уже довольно много лет, но ежегодное весеннее счастье не надоедает и не ослабевает. Пока мы жили около Портленда, самые любимые места были в восточной части ущелья реки Колумбия. Плато Ровена, Ручей Катерины, Холмы Мемалуз, сколько же там было хожено дней с фотоаппаратом среди бесконечных полей цветов! Все это время я в общем понимала, что весеннее цветение есть и около дачи. Но ехать было 5 часов, и приехав туда, мы обычно ходили по ближним окрестностям. А рядом горы, высокие, где в апреле снег лежит вовсю.

Теперь же ситуация изменилась, до дачи всего 2 часа, а дальше ходи, куда хочешь, время есть. Ну вот, в эти выходные мы и отправились от дачи дальше на восток, в долину реки Венатчи, а потом в город Венатчи в месте слияния этой речушки с великой рекой Колумбией. И здесь - все та же Колумбия, что в Портленде, хоть и на 300 миль северней.





Венатчи находится в предгорьях главного хребта Каскадов, с восточной стороны, степь вокруг весь год, кроме весны, серо-желтая и сухая. Зато в отличие от юга, здесь зимой в холмах полно снега, который дружно тает по весне. И весной даже крутые и сухие склоны делаются пышно-зелеными, правда всего на пару недель. Но смотрятся они замечательно, особенно если освещение меняется от облаков.







В общем можно было догадаться, что цветение здесь обильное. Но одно дело догадки, а другое - неимоверный масштаб и богатство цветочных ковров, когда его наблюдаешь на 15 километровом маршруте с перепадом в 600 м. И везде золотые девясилы и голубые, синие, фиолетовые люпины.









Хайк называется Полынные Холмы (Sage Hills), и по книжке он короткий, км 4 в один конец. В реальности, местная велосипедная ассоциация навыкупала уйму земли и настроила совершенно бесконечное количество троп, наиболее популярная из которых идет на верх первой гряды холмов, и там до перевала минимум 7 км.







Идешь, - перед тобой прямо в небо тропа, велосипедная, желобом, и некрутая, без конца серпантины.









По дороге обратно я уже не в состоянии была ходить по кругу и принялась эти серпантины срезать. А вверх вполне приятно, нетрудно, можно фотографировать без перерыва. А как тут удержишься? Тропа идет с востока на запад, а девясилы, как многие ромашки, поворачиваются вслед за солнцем, поэтому по дороге утром вверх все цветы глядят прямо на тебя.







Фотографирование помогает пережить длинный путь, который к концу делается весьма крутым. А на самом верху - еще одна цветочная долинка, где люпины еще только начинаются, на верхотуре холоднее, чем внизу. Но какие там девясилы! Просто отпад.





А за ними еще один последний крутой взлет, и ты на хребте.





перед тобой две долины: реки Венатчи, и реки Колумбии, дальние, пока зеленые, холмы, главный хребет в облаках, там явно идет снег.



А в долинах белое кипенье огромных вишневых, яблоневых и грушевых садов, все в цвету, и террасы вдоль реки белые и светло-розовые. Но сады эти лучше смотреть снизу, с дороги, где видны еще и серебристо-серые изогнутые стволы.





А вот по пути обратно все уже не то, видишь в основном цветы с задней стороны с черешками, "лица" повернуты от тебя.



И солнце уже на юге, засвечивает, поэтому обратный путь получается сильно быстрее пути туда. Да и устаешь от безумной красоты, солнца и ветра. А в какой-то момент ветер даже принес дождевое облако, я скакала по тропе и прикидывала, польет или нет.


Доползаешь до машины, и потом долго приходишь в себя. Но должна сказать, что до сих пор нигде и никогда я не видела столь обильного весеннего цветения, даже на юге около Портленда.

А по пути домой в горах елки были присыпаны свежим снегом, прям зима снова к нам пришла, прям хоть лыжи доставай.




Tags: day hikes, washington state, wildflowers
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments