mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Categories:

Уроки работы в американском биотехе

Работать в американском биотехе интересно, хотя за свои развлечения приходится мириться с бесконечной суетой, давлением, а также ненадежностью и туманностью будущего. Три мои новые работы за два года - это диагноз, причем не мой (я-то обычно вполне вписываюсь в очередное место), а Сиэтльского биотеха. Ну и дурное начальство, которое часто идет в комплекте с работой, не стоит сбрасывать со счетов, довольно много боссов, которые не только бесполезны (обычная история), но и для дела вредны. Зато видишь много вполне жизненных примеров, как надо и как не надо организовывать высокотехнологический бизнес.
Урок первый: Любую, даже самую хорошую идею и платформу легко можно загнать в гроб. Сами по себе хорошие идеи ничего не стоят, пока их не сумели успешно продать, чтобы получить деньги на разработку. А продать идею без разработки практически невозможно. Выход из заколдованного круга - это гранты, неважно, государственные или частные, да хоть личные средства (если есть). Так что обычно продают идеи уже на стадии прототипа, а до этой стадии как-то сами справляются, обычно путем жесткой экономии средств. Денег не хватает почти всегда, поэтому демонстрационные версии сляпывают кое-как на коленке, лишь бы лампочки мигали и звоночки звонили. Инвесторам показывают игрушку, и тут великий простор мошенникам. Честным людям играть по таким правилам сложно, поэтому очень часто деньги достаются людям с сомнительными принципами. А отхватив инвестмента, им дальше приходится каким-то образом из игрушки делать работающие приспособления и клинические анализы.
Если начальная идея в принципе осуществима, то обычно удается нанять хороших разработчиков, которые все доведут до ума. Правда очень часто в начале пути будущие трудности сильно недооценены. И возникает проблема: во главе компании стоят основатели, которые по природе своей халявщики и обманщики, за счет чего и получили деньги. Часто эти основатели некомпетентны (типа ПхД по ядерной физике, а область - биотех, реальный и не самый плохой пример) и ужасно собой гордятся, а значит к обучению не способны. А разработчиков нанимают хороших, тех, кто дело понимает, вместе со всеми трудностями. Возникает конфликт, ведь все должно быть просто, а тут эти ученые воду мутят. И хороших разработчиков увольняют, ибо по американскому принципу кадры вовсе не важны, пипеткой кто угодно может пипетировать. Нанимают первых попавшихся, работа тут же встает, деньги заканчиваются. Волынка подобного рода может тянуться долго, если удается по новой собрать еще инвестиций. В процессе какие-то вещи могут быть успешно разработаны, внедрены, приспособления будут продаваться. Но путь к самоокупаемости очень долог (минимум лет 7-8), а начальство всегда жадничает. Они хотят обогатиться поскорее. Для чего, например, нанимают гору менеджеров по продажам и рекламщиков, чтобы резко увеличить свой кусок рынка. Или тратят деньги на выход на биржу (примерно два лимона в год это нынче стоит). Или покупают компанию-соперника, а потом не в силах проглотитиь то, что откусили. И деньги заканчиваются резко и внезапно, бум, и хана. И никому уже нет дела, насколько хороша разработка, нужна ли она нашему миру, чтобы лечить больных или продвигать науку. “Умерла, так умерла”. В лучшем случае, патенты покупают соперники и кладут себе на полку.

Урок второй: Чем смелее изначальный полет фантазии, тем меньше шансов, что идея будет работать.



И наоборот, чем проще изначальная идея, тем она успешнее. Вроде бы это должно быть очевидно, однако же от науки ждут чудес. Хотя на самом деле прорывы случаются после десятков лет мелкой кропотливой работы больших коллективов. Такая работа в частности нужна, чтобы выявить вранье и разобраться с бесконечными контролями. И даже в случае фантастически гениальных идей, их можно воплотить только, если длинный путь удается разбить на множество мелких и легко осуществимых шажков. "Путь длинной в тысячу ри начинается с одного шага", - надо добавить, продолжается этот путь тоже по одному шагу. Длинные прыжки как правило невозможны, и на них нельзя расчитывать. А инвесторам нравятся только гениальные идеи, и вообще хочется чуда. Причем все понимают, что для того, чтобы научиться летать, людям пришлось сначала разработать воздушные шары, а потом долгие годы конструировать самолеты. А в биотехе почему-то всем кажется, что достаточно остро захотеть летать, крылья сами вырастут, и вперед. Вот хочу я мамонта возродить, а нынче мы научились гены менять. Ну так давайте возьмем слона, и сменим нужные слоновьи гены на гены мамонта! И тут же хор заводит: "Ах, какая гениальная идея!". И даже деньги начинают собирать. Нет бы подумать, что вообще-то генов много. Можно сделать шерстистого слона, но мамонтом он не будет. И цикл размножения у слонов длинный. Всего пара-тройка поколений слонов на одно поколение ученых, это вам не мыши. Так что даже первый шаг тут крайне сложен. Но с мамонтами все-таки проще разобраться, чем с кучей других "гениальных" идей. Которые звучат замачиво, а на деле - пустышки, слишком сложно, слишком много препятствий. А если еще учесть креативность, общую склонность ученых генерировать сумасшедшие идеи, и полное отсутствие критического мышления у массы вполне взрослых людей, оперирующих деньгами, то получается, что Тераносы растут, как грибы после дождя. После чего в мошенничестве начинают подозревать абсолютно всех, кто хоть как-то связан с биотехом.

Урок третий: Уровень экспертизы и количество денег между собой часто не связаны. Инвесторы обычно ни черта не соображают в том, во что инвестируют. Поэтому профессиональная экспертиза нужна, причем наибольшее количество знаний содержится в головах ученых, которые натурально занимаются наукой, а не бизнесом. Эксперты нужны независимые, чтобы у них не случился конфликт интересов. И лучше, чтобы своих денег у них не было, ибо иначе они могут заняться инсайдерской торговлей на основе получаемой информации (как один мой бывший босс), или торгануть информацию конкурентам, а то и вообще украсть то, что плохо лежит. Ибо они знают, что ценно, а что нет. Однако как же можно доверять нищим экспертам: "Если ты умный, почему такой бедный?" А если ты богатый, то у тебя свои интересы, тебя опасно слушать. В результате инвесторы ищут экспертов среди тех, кто "свой", например, прямой родственник, а значит желает им добра. Или социально близкий - а значит понятный, с похожими мотивациями, с общей социальной средой, с заинтересованностью в сохранении репутации. Так вот самые масштабные мошенничества и обманы последних 20 лет как раз и случались по знакомству, начать с пирамидостроения имени Мадоффа, и закончить все тем же задолбавшим Тераносом. Но даже все эти широко освещаемые прессой события не смогли заставить инвесторов искать экспертизы в многоученой среде. Проще не вкладывать деньги в высокотехнологические отрасли. А если вкладывать, то все хранить в секрете, чтобы по крайней мере никто не знал, сколько ты потерял. И поддерживать исключительно сумасшедшие идеи причем только по знакомству: даже если денег не заработаешь, то хоть развлечешься и пообщаешься с друганами.


Ну и хватит на сегодня уроков!
Tags: science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments