mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Categories:

Про американскую молодежь

Начну с двух утверждений: (1) я не претендую на обобщенное знание, а всего лишь пытаюсь рассказать про пару наблюдений из собственного, весьма ограниченного опыта, (2) я мало чего знаю про нынешнюю русскую молодежь (по родственникам знаю много хорошего), и не собираюсь делать какие-либо сравнения.

Наиболее для меня понятная американская молодежь - это поколение моей дочери и зятя, которым сейчас около 35 лет. Они встретились еще в старших классах школы, там образовалась их компания, и тогда же мы с этой группой друзей и познакомились. Собственно, они приходили к нам домой поесть пирожков, я каждый год устраивала массовую выпечку с поеданием, куда приглашались все родные и знакомые. Главное, что требовалось, это хороший аппетит и готовность сидеть на полу или на лестнице, народу бывало много, а стульев мало. Пирожки делали все вместе, поэтому их всегда хватало.

На момент знакомства ребятам было по 16-18 лет, в основном мальчишки, которые ходили в школьный клуб компьютерных игр, а большинство еще и в научный клуб. Для моей Нины оба эти клуба стали главным счастьем школьной жизни. Ибо она выросла в Японии, и не очень себе представляла американскую поп-культуру, ей не о чем было разговаривать с большинством одноклассников. Когда мы по приезде в Штаты жили в Нью-Джерси, у нее была близкая подруга с таким же бэкграундом, выросшая в Японии. Они дружат до сих пор, в основном по телефону, и до сих пор все общение идет по-японски, хотя ни в одной нет ни капли японской крови: Ким - наполовину вьетнамка, наполовину австралийка. Нина тяжело переживала разлуку с Ким, а тут в Сиэтле нашлась целая группа странных ребят с похожими интересами. Как и она, эти ребята были со своими заскоками, типа глубокой любви к истории, как у нашего будущего зятя Браяна, часто из сильно смешанных и несильно американских семей, как их любимый друг Стэн, сын поляка-инженера и китаянки из аристократической тайваньской семьи. Кстати, в 21 год Стэн решил проверить, какая у него стойкость к выпивке, оказалось, что польская. А стойкость к обжираловке у него явно китайская, может съесть пирожков за троих.

Все ребята были повернуты на компьютерных играх и компьютерах в целом. С юности они подрабатывали тестированием в Микрософте, на контракте и за копейки, однако в результате знают все лазейки современных операционных систем. Что совсем не превратило их в хакеров, они все весьма законопослушны, и замечены были только по мелочи: в скачивании нелегальных копий любимых фильмов. Собственно, каждый раз, когда им нужны были деньги, они проводили много часов за тестированием, что тогда оплачивалось по $10-15 за час. Либо под праздники нанимались развозить посылки на почту, что при американских объемах подарков на Рождество есть занятие не для слабонервных. А Нина начала с работы по продаже мороженого в Баскин-Робинсе, а потом пошла в лаборанты в университетскую лабу на те же $12-14 в час. Хотя деньги ей были нужны в основном на развлечения, она тогда жила с нами.

При любом раскладе, с 15-16 лет ребята деньги на свои забавы зарабатывали сами. Kомпьютерные игры требуют неплохой техники, и техника эта у них была. Причем зачастую родители были готовы помогать и давать деньги, но это у ребят считалось неправильным. Ранняя материальная независимость от родителей была предметом гордости. Это поколение по-моему даже слишком сильно увлеклось подобным самоутверждением, часто в ущерб своему будущему. При этом они обычно сохраняли хорошие и теплые отношения с родными. Наш Браян уже с 16 лет отселился жить самостоятельно: Стэн унаследовал от китайского дедушки дом с ипотекой, и начал сдавать комнаты друзьям, чтобы ипотеку выплачивать. Там поселилась коммуна из 5-6 мальчишек, китайская мама Стэна присматривала за порядком и пинала их, чтобы они стригли газон и убирались, принося им всякие китайские вкусности. Девочки в этой коммуне появлялись только свои, из клуба, ибо мальчики были стеснительные и интровертивные, не пользующиеся большим успехом в школе. Зато те, кто появлялись, как наша Нина, всегда чувствовали себя богинями и королевами, ну и заодно еду мальчикам иногда готовили. А мальчики восторженно сидели у их ног, не в силах слово вымолвить. Учитывая, что в Японии девочкам полагается брать всю инициативу в общении с мальчиками на себя, Нину это вполне устраивало, ей с этими мальчиками было комфортно.

Многие, как например Стэн, вертелись, как могли, чтобы хорошо зарабатывать. Тестировать софт Стэну было скучно. И он стал риэлтером, окончил курсы, получил лицензию, и уже к концу школы принялся вовсю покупать и продавать дома для многочисленной китайской родни, которых у него в Сиэтле чуть не 40 человек. Риэлтерская деятельность очень ему мешала учиться в университете, который он пытался закончить по специальности "Драма и театр". Впрочем, и того, и другого ему в жизни хватало благодаря китайцам, которые категорически отказывались подписывать какие-либо договора в неправильные дни календаря (которых большинство). После чего Стэну приходилось этот цирк объяснять американской стороне и вертеться ужом, чтобы в конце концов сделка состоялась, несмотря на все задержки. Университет Стэн так и не закончил. Впрочем лет 5 назад он очень удачно монетизировал свое увлечение компьютерными играми. Он сначала довольно долго публиковал обзоры в виде статей и видео, потихоньку стал известен, его пригласили в компанию, занимающуюся продвижением игр, вклад его оказался настолько весом, что он стал совладельцем, и теперь семимильными шагами движется к своему третьему миллиону. И по-прежнему помогает всей своей бесконечной китайской родне в Сиэтле. На пирожки к нам он тоже приходит, когда бывает в городе, и сейчас стал с собой приводить китайского кузена.

Большинство мальчиков из клуба, как наш зять, стали программистами. Борьба за ранюю материальную независимость многим сильно помешала в продвижении. Браян учился в университете без отрыва от работы, растянув первые два года на 8 лет. Не знаю, сколько бы он еще тянул эту лямку. Но тут вмешалась Нина, она университет уже к тому моменту закончила (ей не надо было находить деньги на обучение), и теперь работала. Их уже года два связывали романтические отношения, и она предложила поселиться вместе, и ему пожить за ее счет, пока он закончит оставшиеся два самых сложных года. Ибо последние курсы в Университете штата Вашингтон требуют приложения сил вроде 60-70 часов занятий в неделю. Забавно, что Браян мог бы в любой момент поселиться в том же Сиэтле у отца, с которым всегда очень дружил. Но эту опцию он даже не рассматривал. А жить с Ниной с прицелом на совместное будущее он к счастью согласился. Они удивительно счастливо существовали на одну зарплату, сняли небольшую квартиру за штуку в месяц, и старательно себя ограничивали, чтобы вписаться в бюджет. А летом, когда учебы не было, Браян усиленно подрабатывал.

Браян взял займ на оплату обучения, он рассчитывал залететь в долги примерно на 20 тысяч. Однако же как только он перестал работать и иметь доход, университет тут же скостил ему плату за обучение до нуля (помогло и то, что Браян стал практически отличником, как только у него появилось достаточно времени на учебу). В результате Браян закончил с долгом всего в 5 тысяч. Что ему даже помогло. Ибо будучи материально независимым с детства, он всегда за все расплачивался наличными, и у него совсем не было кредитной истории. А тут, выплачивая потихоньку этот кредит, он стал "настоящим американцем, как положено, с долгами" (его шутка). Дальнейший путь тоже не был легким. Всем нужны программисты с опытом, а отнюдь не свежие выпускники. Помогла интернатура, потом было четыре года работы на плохих условиях по контрактам. И все это время Нина спокойно ждала, работала и зарабатывала. Ее карьера тоже шла со своими затыками, она рано ушла в биотех, а там компании имеют тенденцию прогорать и закрываться каждые пару лет. В результате науку она бросила, ушла в управление клиническими испытаниями, и сейчас очень довольна. Браян тоже прошел наконец школу молодого бойца и вышел на нормальный уровень американского программиста, со всеми примочками, типа свободного графика, 6-значной зарплаты и т.п. А мы смотрим на это все и тихо радуемся, тьфу-тьфу!



А вот другой их друг Джей сразу после университета пошел в страшную кабалу Амазона, где даже программисты работают по 70 часов в неделю. Он выдержал 8 лет, дошел до старшего инженера по софту, заработав кучу денег. Все это время у него была подруга - девочка-музыкант из русской диаспоры, играла на флейте. А потом Джей сломался, уволился из Амазона и решил отдохнуть. Девочка тут же отвалила. А Джей с тех пор объехал весь мир, особенно ему нравится Азия, где он уже в сумме провел больше года. Он якобы живет в Сиэтле у родителей, а на самом деле сейчас, например, должен вернуться из 2-х месячного трека по Непалу. Очень надеюсь, что он к нам в гости придет, его рассказы приятно послушать. Но на работу он совершенно не хочет выходить, ломает после Амазона. Но ему пока хватает накопленного, а значит куда спешить?

Мне эти ребята ужасно нравятся. Их многое интересует, например, наука, они постоянно читают новости и много дискутируют. Меня восхищает их отношение к политике и предельный прагматизм. Они четко понимают, что большая политика - это грязь и дерьмо, и не верят на слово никому. Выбор между плохим и очень плохим ребятам не нравится, многие в результате полюбили Берни Сандерса: тот по крайней мере лично честен, хоть и с закидонами. Впрочем, ребята сами понимают, что Берни ничего сделать не может, и ничего от него не ждут. Поэтому они необыкновенно дотошно относятся к местным выборам, стараясь повлиять на решение мелких и крупных проблем конкретно своего города, а страна уж как-нибудь. Мы с мужем слишком ленивы и циничны для такого подхода, и часто используем молодых, как ресурс для ответа на вопросы: за кого голосовать и почему?

Ребята дочкиного поколения - сторонники личного выбора, их не волнуют проблемы абортов и однополых браков, это личное дело каждого, вам надо - так вперед. Они обычно нерелигиозны, но скорее агностики, религия их мало интересует. В их школьном клубе было много выходцев из семей мормонов (так географически сложилось, большинство этих мормонов работали в Микрософте, который был неподалеку). В результате из мормонизма ушли почти все. Забавно, что остался только один, а его брат-близнец отвалил в 16 лет. Что не помешало братьям продолжать общаться, ибо религия - это тоже личный выбор. Хотя мормоны часто пытаются прозелитствовать среди бывших, но родственники этим не грешат. Ребята большие сторонники здравоохранения для всех - просто потому, что им жалко тех, у кого нет страховки, и они готовы делиться своим богатством. Хотя и пришли к своему нынешнему довольно обеспеченному положению путем упорного труда. Но они готовы платить лишние налоги на приличную жизнь для других. Хотя и понимают, что часть этих денег если и не разворовывается, так разбазаривается впустую.

Ребята, достигши некоторй зрелости, вполне готовы сами помогать родителям, хотя раньше помощи от родителей не ждали и не принимали. Отец Браяна умер от рака 6 лет назад, Браян был его душеприказчиком и просидел у его постели все свое свободное время в последние 2 месяца, что загнало его в полную депрессию. Нина тогда спросила, а что тебе может помочь? Ответ был, что Браян очень хочет детей. В результате нашей внучке скоро исполнится 6 лет, и лучшего отца, чем Браян, я себе представить не могу. А мы со своей стороны греемся и помогаем, как можем. Но нас шпыняют, что мы внучку балуем. Естественно, шпыняет Нина, а Браян и сам непрочь.



Конечно не все и не у всех так розово в жизни. Нинина подружка по университету Мэнди, когда хотела уйти от родителей, решила выйти замуж за своего первого серьезного поклонника. Мы тогда как раз переехали в Портленд, и Нина жила одна в нашем доме пока не закончила университет, поэтому позвала Мэнди пожить с ней. Но Мэнди вместо этого решила создать семью. Муж хотел ребенка, у них родился мальчик, а потом они переехали в Питсбург к родне мужа. Мэнди оказалась среди совершенно чужих и весьма неприятных людей, муж стал выпивать, и она поняла, что ей такая семья не нужна. Она ушла от мужа, но по американским законам у них сейчас равные права на ребенка, сын живет 4 дня с мамой, а три с папой, поэтому вернуться в Сиэтл Мэнди не может. Муж не хочет развода, и Мэнди сейчас застряла в бракоразводном процессе. Несмотря на маленького ребенка, Мэнди построила себе карьеру бухгалтера в страховой компании и отучилась на МБА, который получила этим летом. Работает она ужасно много, оплата у нее почасовая, а нужны деньги на адвоката и жизнь. Алименты ей никто не платит, ибо процесс не закончен, а ребенок живет у обоих. При этом она категорически не хочет брать деньги взаймы не только у своих родителей, но и у Нины, хотя они очень близки, и Браян тоже к ней хорошо относится. Но вот эта идея, что человек должен справляться сам со всеми своими проблемами, она очень глубоко сидит в ребятах их поколения. Я бы сказала, что их основополагающая черты это именно независимость и самодостаточность.
Tags: american life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments