mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Category:

О том, как наш Приобретенный Иммунитет собрался рак лечить

Онкология - дело сложное. Когда я в очередной раз читаю в интернете (почему-то обычно русском) очередное фуфло о том, что Большой Фарме невыгодно вылечивать рак, а выгодно переводить его в хроническую форму и впаривать больным свои лекарства, поэтому, мол, радикального средства и нет, мне делается тошно. Какое, к дьяволу, универсальное лекарство, когда сама болезнь настолько разнообразна?


Самый короткий лист человеческих генов, мутации которых вызывают рак, насчитывает минимум 400. Не говоря уж о том, сколько разных мутаций в каждом из этих генов могут определять степень агрессивности опухоли. Плюс ступенчатая теория онкогенеза утверждает, что для развития опухоли обычно требуется более одного мутированного гена. И что эволюция опухолевых клеток, накопление мутаций, и перестройка их генетического аппарата идет постоянно и с неслабой скоростью, в результате чего появляется и развивается устойчивость к противоопухолевым лекарствам. И не будем забывать, что опухоли возникают в совершенно разных органах и тканях, с разными свойствами клеток и с разной реакцией на лекарства.

Ну и не стану гадать сколько выгоды могло бы принести универсальное лекарство тому, кто его смог бы предложить. Столько денег еще не напечатали. В общем, как раз Большой Фарме универсальное лекарство было бы крайне выгодно. А учитывая развитие устойчивости, процесс получения дохода будет бесконечен, как например сейчас с лекарствами от ВИЧ, конца краю там нет ни техническому прогрессу, ни доходам Фармы. Так что давайте забудем все эти теории заговоров. Вместо этого, я хочу попробовать пересказать последнюю лекцию, которую я сегодня услышала по поводу новых иммунологических подходов к лечению рака.

Ну и сразу, чтобы два раза не вставать: давайте не будем разговаривать про народные панацеи, типа гомеопатии, 33 магических Тибетских трав или экстрактов из плавников акулы катрана. Если кто хочет, как Стив Джобс, ими полечиться, - вперед, а отвечать на вопросы, работает ли эта терапия я не стану. В конце концов, взгляните на того же Джобса. Однако в качестве плацебо это все иногда неплохо, ибо эффект плацебо универсален и наблюдается у онкологических больных. Чудеса тоже случаются (спонтанные излечения), хотя и очень редко.

Все мы наслышаны о традиционных способах лечения, это хирургия и радиотерапия (в виде облучения, или радиоизотопы внутрь). Туда же можно отнести и традиционную химиотерапию, которая убивает все, что движется, тьфу, делится. Последствия тяжелы, терапия довольно эффективна для убивания опухоли при условии, что пациент ее в состоянии пережить. И что убиты ВСЕ раковые клетки до последней. Кстати, побочки потом не проходят, а так и остаются у вылеченного пациента. Мою здешнюю подругу спасли от рака горла, в результате у нее теперь ужасные десны и куча денег улетает на стоматологию. И перманентно пережженые голосовые связки (ну и голос соответственно не фонтан).
Следующее по степени традиционности лечение - это анти-гормональная терапия, ибо многие опухоли, вроде рака простаты, бывают гормоно-зависимы, и их можно здорово подавить за счет подавления выработки гормонов, например, тестостерона. Надо добавить, что тут тоже последствия неприятны, ибо такая терапия - это фактически химическая кастрация. Плюс гормоны имеют широкий спектр эффектов, и если убрать тестостерон, то быстро начинает идти атрофия мышц. С другой стороны - антигормональная терапия все же гораздо боее щадящая по сравнению с другими традиционными методами. И часто дает возможность нормальной жизни в течение чуть не десятка лет, в зависимости от степени агрессивности рака. Ибо в конце концов возникает клон раковых клеток, которым гормоны не нужны, и эффективность терапии тут же сводится к нулю.

Mне хочется оставить за скобками самую-пресамую пре-новую терапию рака: генетическое исправление мутаций с помощью редактирования генома. Дело в том, что пока редактирование в основном используют для исправления генетических болезней, многие из которых (типа серповидно-клеточной анемии из школьного учебника по биологии) вызваны единичной мутацией во всего одном определенном гене. Технически, редактировать зараз можно много генов, теоретически более-менее ясно, что путь этот очень многообещающий. Но он длиннен и непрост, а мы пока в самом начале.

Похоже, что в настоящее время Большая Фарма самые мощные усилия направляет на поиск новых поколений химиотерапевтических средств из коротких молекул. Дело в том, что химический (органический) синтез позволяет создавать огромные библиотеки разнообразных структур, где счет идет на миллионы и миллиарды. Плюс разработаны многочисленные методы скрининга на поиски эффекта убиения раковых клеток в культуре. После чего перспективные кандидаты оцениваются по убиению опухолей в мышах. Процент полезного выхода крайне невелик, обычно до испытаний в пациентах доходят ничтожные доли процента отобраных первичным скринингом соединений. Но иногда случаются чудеса, а процесс хорошо отработан, так что почему бы и нет?

А следующий подход это многочисленные иммунотерапии для того, чтобы "научить" иммунную систему пациента уничтожать раковые клетки. Известно, что раковые клетки часто синтезируют особые белки (например, неоантигены), которых нет у нормальных клеток. На эти белки можно сделать антитела, обычно – моноклональные, ибо их можно массово производить в стандартизованном виде. Любое лекарство, название которого заканчивается на МАБ (Monoclonal Anti Body – MAB) - это антитело. Aнтитела обычно нацелены на раковые клетки, которые несут соответствующий антиген на поверхности. Поэтому если антигена нет - то и проку тоже нет, и все эти лекарства применяют только когда тесты показывают наличие антигена, или генетических признаков (например, мутаций), коррелирующих с присутствием антигена. Набор таких "пошитых на заказ" лекарств-антител постоянно увеличивается, некоторые из них (типа Кейтруды) работают на несколько типов рака, и прогресс идет довольно быстро. Но до универсальности еще очень далеко - нужно, чтобы рак был определенного типа с определенными свойствами.

Другой вариант иммунотерапии связан с блокировкой умения раковых клеток подавлять иммунный ответ. Механизм этот сродни подавлению аутоиммунных реакций. Многие болезни, такие как люпус, диабет и астма, связаны с атакой иммунной системы на свой собственный организм. Поэтому существуют механизмы, останавливающие такую атаку, и они бывают задействованы раковыми клетками. Среди иммунных клеток пациента быстро находятся клоны лимфоцитов, которые могут распознать и атаковать возникшую спонтанно опухоль. В ответ раковые клетки вырабатывают специальные белки, подавляющие активность и размножение атакующих лимфоцитов. В свою очередь, можно сделать ингибитор на эти белки, чтобы нужные лимфоциты пациента могли размножиться и убить опухоль. Подобные ингибиторы блокировки как бы растормаживают иммунный ответ пациента и иногда помогают полностью разделаться с опухолью. К сожалению, далеко не всегда способ работает, слишком много есть путей для раковых клеток избегнуть атаки иммунитета. Плюс эти лекарства могут вызывать аутоиммунные болезни: атаку на здоровые органы или ткани. Впрочем, артрит это малая цена, когда речь идет об излечении от рака.

Однако на нынешнем этапе самой перспективной иммунотерапией считается так называемая КАР-Ти (CAR T), которая заключается в отборе Т лимфоцитов пациента и их генетической модификации, откуда и идет КАР (chimeric antigen receptor) - они несут искусственно вставленный рецептор против химерного антигена. Антиген выбирают на основе наших знаний о биологии рака, тот, который должен сидеть на поверхности раковых клеток у пациента. Генетически модифицированные Т лимфоциты искусственно размножают и вливают обратно в организм пациента, где они атакуют раковые клетки. Предварительно иммунную систему пациента сильно ослабляют, чтобы не вызвать отторжение КАР-Ти. И все равно - побочные эффекты бывают ужасны, вплоть до комы, сильно едет крыша, и ущерб работе мозга может быть очень силен и необратим. Кстати, чем сильнее побочка, тем лучше шансы у больного полностью вылечиться от онкологии. Надо сказать, что в нынешнее время КАР-Ти - это последнее средство для безнадежных. Когда ничего другое не работает. Связано это и с безумной дороговизной: минимальный ценник в 350 тысяч долларов. Ведь надо собрать живые лимфоциты пациента, генномодифицировать их нужным именно этому пациенту способом, размножить, влить обратно, и вытащить загибающегося от терапии пациента с того света обратно на этот. Тут речь идет совсем не о сверхприбылях Большой Фармы, а просто окупить все эти усилия. А страховые компании не хотят платить за это лечение, прикрываясь тем, что они дает эффект только примерно в 20% случаев. Поэтому пока большинство счастливо вылеченных пациентов были бесплатными участниками клинических испытаний. И я лично знаю случай, когда человек предпочел тихо уйти на тот свет вместо того, чтобы терпеть ужасную побочку. Однако уже два лечения, основаных на КАР-Ти, были недавно утверждены Федеральной Лекарственной Администрацией, так что процесс перевода экспериментальной терапии в общепринятую уже пошел. А некоторые компании из Большой Фармы, например Новартис, обещал брать деньги только в случае успешного излечения.

Наша контора по имени "Прибретенный Иммунитет" хочет развивать альтернативный подход к иммунотерапии. Основа используемой технологии - это возможность взять кровь пациента и прочитать все ДНКовые последовательности находящихся там иммунных рецепторов. Полученый таким образом иммунный "репертуар" содержит сведения о полной иммунной истории данного человека, плюс дает некое понимание нынешней картины. Если у человека есть опухоль, то несмотря на все механизмы защиты, будут и иммунные рецепторы против белков этой опухоли, хотя бы в совсем небольшом количестве. Так что можно попытаться сделать раннюю диагностику. И если нам удастся индивидуальные рецепторы выявить, то мы можем размножить соответствующие иммунные клетки и натравить их на опухоль. Плюс рецепторов разных много, можно выбрать наиболее эффективные, встречающиеся у вылечившихся раковых больных и возможно поспособствовавшие этому излечению. Все это выглядит прекрасно, вот только проблема в том, что на данном этапе мы не знаем, какие рецепторы чему соответствуют, кто против рака, а кто против гриппа. Поэтому пока создаются колоссальные массивы данных, библиотеки иммунных рецепторов с параллельной историей соответствующих пациентов. Чтобы потом найти пересечения, общие рецепторы, связанные с конкретными видами и разновидностями рака. Процесс идет в сотрудничестве с Микрософтом, который предоставляет компьютерные мощности и всякие примочки типа искусственного интеллекта и самообучающихся алгоритмов. Когда же дерево это принесет первый фрукт - сказать очень трудно.

Tags: science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments