mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Category:

Камни и лишайники Хребта Ветровой Реки (Wind River Range)

Хребет Ветровой Реки входит в континентальный водораздел (реки с запада от него текут в Тихой Океан, а с востока - в Атлантический), это фрагмент гранитного "позвоночника" Северной Америки, который вылез на поверхность, когда "шкуру" более мягких поверхностных отложений размыло эрозией.



Граниты, метаморфозные породы, переплавленные в глубинах мантии Земли более миллиарда лет назад, начали подъем к поверхности во время Ларамидского Горообразования (Laramide orogeny, 40-80 миллионов лет назад).



Насколько я понимаю, по господствующей теории, это горообразование было запущено столкновениями континентальной и океанической коры, когда более тонкая океаническая кора рывками и толчками проскальзывала под континент. Процесс вспучивания части континентальной коры в середине континента шел без вулканизма, Тихоокеанское Огненное кольцо возникло по краям. С одним исключением: горячей точкой континентальной коры там, где сейчас расположен Йеллоустоун. Но точка эта возникла сильно позже. В результате Ларамидского горообразования образовались компрессионные складки континентальной коры, с сильной, до 12 км по высотам, разницей между хребтами и долинами. Конечно, такая разница сохраниться не могла, в дело вступила эрозия, размывающая хребты и заполняющая долины осадочными породами. Древние метаморфозные породы вылезли на поверхность, и нынешние формации были окончательно обтесаны ледниками в последние 500 тысяч лет. Именно ледники расширили все долины в виде буквы U, стирая прочные граниты в параболические снизу, а выше - вертикальные скальные стены, и производя дикие количества песка и минеральных взвесей.





А последнее таяние ледников смыло все, что могло быть снесено потоками воды, и образовало огромные озера по долинам и у подножия хребта, истинные украшения Хребта Ветровой Реки (ну и рыбалка там классная!). Вокруг и на бывшем дне озер образовались настоящие песчаные дюны (ноги увязают в песке).

Некоторое количество ледников еще остались в наше время, но только по самым верхам хребта, например, около верхней точки - Пика Ганнетт (13,802 футов = 4,207 м).



Наш маршрут как раз и вел в сторону Ганнетта, но довольно-таки замысловатым образом, через пару перевалов и лабиринт гранитных лбов, пупырей, выростов, холмов и пиков самых причудливых форм.

Из-за активного стирания пород, которым нынешние ледники занаимаются столь же упорно, как и раньше, реки, текущие с высоких пиков хребта, несут минеральную взвесь, и их вода имеет красивый бирюзовый цвет. Взвесь настолько мелкая, что практически не оседая, доходит до самых низов хребта. Ужасно здрово фотографировать голубую воду, текущую среди нежно-розовых скал. Цвет ослабевает ночью, когда вода низкая (таяние льда прекращается без солнечного нагрева) и течет медлено, усиливая седиментацию. И снова усиливается во второй половине дня на пике таяния.



Древние породы Хребта, многие из которых возникли еще до Кембрия, на границе появления на Земле знакомой нам жизни, представляют собой граниты, гнейсы и сланцевые породы.















Как и граниты, гнейсы - это тоже метаморфозные породы, как я понимаю, они часто отличаются блеском на разломах, а название произошло от немецкого слова искра (как мы знаем, наука геология в прежние времена делалась зачастую немцами).





Там, где мы ходили, скалы и осыпи представляли собой совершенно замечательную смесь слоев в основном двух цветов: розового, и темно-зеленого с искрой на разломах. Был и серый гранит, и белый сверкающий мрамор, и нечто черное, как ночь, и бесконечная полосатость всех отенков.









И большая радость была идти и любоваться, особенно если рюкзак не слишком давил на бедные плечи, а склон не слишком доставал крутизной бедную дыхалку. Ну а я в таких ситуациях не могла остановиться и перестать фотографировать.

И естественно, камни эти заросли лишайниками всех цветов радуги.







Лишайник - организм странный, это симбиоз (содружество, переходящее во взаимное слияние) двух или трех очень разных организмов, один из которых обязательно гриб (обычно аскомицет, не из тех, которые мы едим, те обычно базидиомицеты). А остальные организмы - либо водоросли, либо цианобактерии, либо по одной твари из каждой группы. Эти группы могут жить и сами по себе, в свободном виде, но существование в виде лишайника открывает новые возможности. Гриб защищает водоросли от стихий и добывает им воду, а водоросли фотосинтезируют и азот-фиксируют для себя и для гриба. Поэтому лишайники могут жить в очень суровых местах (например, высоко в горах, или на "моховых равнинах" Исландии, где мох на самом деле лишайник). Но вот растут они обычно крайне медленно, поэтому ездить на машине по тундре не есть хорошая идея, нанесенные раны очень долго не зарастают. В Исландии вообще съезд с дороги запрещен, кроме как на специально отведенные места.



























А лишайники Хребта Ветровой Реки создают совершенно роскошные абстрактные картины на камнях. Каждый раз, когда я корю себя за непонимание современного искусства, я вспоминаю свою любовь к картинам из лишайников, и думаю, что не совсем безнадежна...

Все посты про поход 2021:
https://mary-spiri.livejournal.com/144189.html
https://mary-spiri.livejournal.com/144487.html
https://mary-spiri.livejournal.com/144760.html
https://mary-spiri.livejournal.com/144972.html
https://mary-spiri.livejournal.com/145392.html

Tags: backpacking-north-america, wind river range
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments