mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Последний год в Японии (1998-99) и первый в США

Вроде бы тот же издатель, что выпустил папины книжки, собрался издать мою, сейчас ее редактируют.
А пока попросили японских фото, для колорита. Просмотр альбомов выявил, что больше всего фото - из последнего года нашего пребывания в Японии, когда мы жили в Вако-си (Саитама, северо-восток Токио), недалеко от моего тогдашнего института Рикен. В то время я сама почти не фотографировала, а вот друзья, в основном немка Барбара и канадец Алистер вовсю снимали нашу тогдашнюю жизнь, особенно в преддверии скорых отъездов.





И фото забавные: 15-летний подросток-Нина, вытянувшаяся вверх и стеснительная, а я - в двух обычных тогда состояниях: экзистенциальной грусти, или маниакального подъема.



В конце 97-го года я развелась с японским мужем, и это непростое решение очень давило, ибо было принято исключительно из эгоистических соображений типа "пора валить". Я ощущала, что проваливаюсь на дно, где остается только не приносящая радости рутина, а все, что радует, должно отсекаться. И если еще подождать, то уйду на дно с головой, и всплытия не будет, будет придонное существование. Ну а дальше повезло: свекровь с мужем сами меня поставили перед ультиматумом. Ну как тут было не воспользоваться? Но было осознание, что виновата все равно я, как единственный взрослый человек в этой гоп-компании.

А в период, отображенный на фото, я еще совершенно не знала, куда нас занесет. Начиная с 30 лет подобные решения принимались мной единолично, причем за двоих с дочкой. Равно как и деньги на нас двоих тоже зарабатывались единолично, бывший муж поселился в Канаде и практически пропал с горизонта. Даже в японской семье наши бюджеты были сравнительно автономны, ибо мне совершенно не хотелось передавать японской свекрови управление моими деньгами. Это кстати сильно облегчило развод, нам делить было нечего, за все было уже уплачено.

После развода мы поселились неподалеку от моей работы, 10 минут пешком или 5 на велосипеде, все друзья с работы тоже жили поблизости, и мы с головой окунулись в светскую жизнь. Поездки на велосипедах, игра в волейбол, теннис, бадмингтон, хайки по окрестностям, японские фестивали, куча мелких ресторанчиков в окрестностях, совместные визиты в Икебукуро запастись хлебом во французскую булочную Фушон или потанцевать в кабачках, посиделки на кухнях в русско-немецко-канадской компании (и прочей, кто зайдет на огонек), печение пирогов-блинов с изготовлением сушей, а так же выпивание многочислных бутылок всего подряд, чего принесли (но не дешевле 5 долларов за бутылку, надо же себя уважать!).













Но конечно самое-пресамое было выбраться в дальнюю поездку, например, на горячие источники в рёкан (гостиницу в японском стиле) со своим онсеном с ротембуро (горячим источником с ванной на открытом воздухе).



Или на горных лыжах, например, на вулкан Зао, куда мы ездили на 3 дня вдвоем с Ниной и случайно попали на роскошный фестивал горы Зао, с концертом японских барабанов тайко и акробатикой на лыжах с факелами. Ну и как тут грустить, когда такое лечение всех печалей вдруг стало доступно, так, что только руку протяни? И ощущение, что отъезд недалек, и надо надышаться Японией, накушаться по уши, "пора-пора-порадуемся на своем веку"... И друзья, которые тебя искренне любят, стараются побольше быть рядом, вроде бы недавно встреченные, но оставшиеся навек в душе. И по сей день я летаю в Россию через Германию с остановкой во Франкфурте у моей дорогой Барбары.

Так что мои периоды маниакального подъема и счастья были следствием наших развлечений. А грусть-тоска наваливалась от осознания распутья, где путевой камень гласит: "На родину вернешься - работу потеряешь, в Японии останешься - себя потеряешь, в США уедешь - туда, не знаю куда, потеряешь то, не знаю что". Главное для меня было - не потерять в процессе ребенка, моего главного и единственного члена семьи. Она стремительно росла, со всеми подростковыми закидонами, и столь же стремительно отдалялась от меня. Например, на мои приставания по поводу ее грустного состояния духа в конкретный момент, мне отвечали: "Все в порядке, не беспокойся, я просто не хочу тебя, мама, огорчать своими рассказами". Ну в общем понятно, что от таких слов я не переставала беспокоиться. И подумала я, что новое приключение - это в ее возрасте неплохо, еще успеет скучно пожить. И английский ей нужен, пусть будет третий язык. Да и мне неплохо было сменить обстановку.

Переехали мы в результате из Японии сначала в Россию на пару месяцев, а потом в штат Нью Джерси, о чем я уже писала вот тут. У Нины был культурный шок в новой стране, под этим предлогом она отстригла роскошную косу, но получилось хорошо.



С перепугу Нина еще стала очень хорошо учиться, да и английский много времени на занял, уже через полгода ей не надо было помогать писать эссе и домашние задания, само пошло. Ну а разговор - для нее дело было нетрудное, она еще в Японии привыкла прислушиваться к разговорам у нас дома, большая часть которых была по-английски.

А мне повезло: практически первый из знакомых, кого я в Нью Джерси встретила, довольно скоро стал любимым мужем. И для начала мы много все вместе поболтались по Джерси и окрестностям вплоть до Белого Дома.



А официально поженились мы через год, когда стало понятно, что нужно переезжать из Нью Джерси из-за Андрюшиной работы. Тогда мы купили билеты в Лас Вегас на конец сентября, когда в Нью-Джерси приехал Андрюшин друг. Он остановился у нас дома, и предложил опекать Нину, пока мы будем в отъезде, ехать с нами она не могла из-за школы. В Лас Вегасе мы поселились в отеле и тут же на ресепшене спросили, а как бы нам пожениться. Консьерж ужасно обрадовался, и принялся засыпать нас предложениями: "Хотите, вас Елвис Пресли поженит? А еще можно пожениться прямо в автомобиле, в лимузине с открытой крышей? А можно на вертолете слетать в красивое место, и там пожениться". Но мы были тверды: нам бы чего попроще. В результате нас поженили в "маленькой белой часовне", священника по имени Жан-Клод ("но не Ван Дамм") ничуть не смутил наш агностицизм, он так ни разу и не упомянул верховное существо, но умудрился довести обоих до слез трогательной проповедью о небходимисти беречь друг друга (и все за 10 мин, мастер!). Белый лимузин (куда мы забыли прикупить шампанское, впрочем мы его оба не любим), чаевые водителю, чаевые священнику, оплата церемонии - около 160 долларов и около часа времени на все про все.



А потом пара дней поездок в красивые окрестности типа Долины Огня. Вот так все и сложилось, как бы само собой, очень естественно. А в Сиэтле, куда мы переехали весной 2001-го, удалось наладить очень радующую меня жизнь, купили дом, где мы сейчас живем, а потом и дачу в горах. Времена были теплые, душевные, хотя и не без своих заморочек. И через 16 лет осталось ощущение, что вот это - моя настоящая жизнь, там где я хочу, с теми, с кем я хочу быть.
Tags: american life, japan and japanese
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments