mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Новая работа

Еще раз я осознала, что в нынешнем возрасте работу менять сделалось тяжело. И дело даже не в необходимости пахоты на новом месте, не в привыкании к новым людям, а скорее в разрушении прежней рутины и начальном отсутствии новой. Когда любое простое действие требует сознательного усилия вместо привычного скольжения, и все кругом новое, люди, запахи, звуки, среда мешает фокусировке, отвлекает на слежение боковым зрением, и к вечеру устаешь, как будто мешки таскала. И стресс, который накапливается и не дает высыпаться. Впрочем, процесс привыкания пошел, теперь просто надо его пройти до конца, на что должны уйти еще пара недель.

А новая моя контора - место интересное. Назову-ка я ее Когеномика, настоящее название приводить не хочется, и прошу не спрашивать и догадки не писать. Это американское подразделение одной из крупнейших контрактных исследовательских организаций (КИО) международного уровня с отделениями в Швейцарии, Китае, Индии, Сингапуре и т.д. КИО предоставляют услуги по проведению всевозможных медицинских анализов на материалах заказчика. Возникать они начали не слишком давно, лет 20 назад, когда технологический прогресс пошел экспоненциально, а количество новых методов принялось увеличиваться лавинообразно. Одновременно с методами лавинообразно пошла увеличиваться бюрократия, причем исходно со вполне хорошей целью: защитить пациентов от ретивых экспериментаторов, чтобы держать во главе угла лечение, а не делать из людей подопытных морских свинок. Однако, как водится, рост бюрократии - процесс с положительной обратной связью, сам себя усиливает. А на фоне национальных бюрократий вырастает еще и глобальная бюрократия, которая не отменяет национальные, но увеличивает количество бумаг.

Фармацевтические компании осознали, что им не угнаться за всеми этими изменениями. Сегодня ты купил прибор последнего слова техники за миллион, а завтра он стал никому не нужен. Гораздо проще посылать образцы на анализ в КИО. Там все стандартизовано, можно выбрать по каталогу из представленых технологий. Можно и заказать новую технологию, и шансы велики, что увидев интерес, КИО ее закупит. Либо оттестирует еще до закупки, и сообщит обо всех преимуществах и ограничениях. Плюс у КИО всегда должно быть все в порядке с бюрократией. Они знают все правила, пишут все бумажки, следят за новыми изменениями, и протоколируют каждый шаг и каждый чих. Так что можно наблюдать за всеми процессами тестирования, не покидая своего собственного оффиса, а любые изменения в рутине будут посланы тебе на утверждение. Например, если во время тестирования твоих образцов по какой-то причине была хоть на мгновение остановлена компьютерная система регистрирования лабораторной информации (ЛИМС), тебе идет сообщение об этом нарушении протокола, и ты имеешь право остановить тестирование (хотя на качестве результатов кратковременная остановка обычно не сказывается). Естественно услуги КИО стоят безумных денег, поэтому многие институты, даже крупные и известные, продолжают делать тестирование своими силами. Зато Большая Фарма, та, которая по-настоящему Большая, всяческие Рош, Мерк, Авентис и прочие, вполне готова платить. Получается забавно - в моей прежней жизни, несмотря на мое участие в биомедицинских исследованиях, я никогда не соприкасалась с КИО. А нынешняя моя контора никак не взаимодействует даже с такими мощными биомедицинскими организациями, как Фред Хатчинсон Центр Исследований Рака, не говоря уж про университеты, им КИО не по карману.

Приборная база тоже довольно-таки сильно отличается. Крупные организации давно уже создают свои собственные внутренние КИО, внутренние центры по новым технологиям есть у всех солидных университетов. Но там технический прогресс останавливают два фактора: пул дешевой рабочей силы, подпитываемый студентами и свежими выпускниками, и сравнительно небольшое количество денег на исследования, которое выливается в сравнительно небольшое количество анализируемых образцов. Поэтому проще кучу операций делать вручную. В нашем КИО автоматизация необходима, без нее просто невозможно. И необходима высокая квалификация персонала, слишком велика цена любой ошибки. Причем персонал примерно в равной степени состоит из лабораторных сотрудников (вроде меня), менеджеров проектов, которые представляют интересы заказчика и следят за процессом, и специалистов-бюрократов по документам, которые оформляют бумажки.

Дочь моя как раз примерно с год назад ушла в бюрократы. Она была лабораторным сотрудником в небольшой биотех компании, но дальнейших путь в науке ей был закрыт, т.к. не было степени. А идти в аспирантуру ей совсем не хотелось. В результате Нина год ходила на курсы по менеджменту клинических испытаний, заплатив за все это из кармана. Собственно, сам очный класс был раз в неделю вечером, но ей еще надо было каждую неделю делать домашние задания, на которые уходило 10-20 часов. В сочетании с маленьким ребенком дома это все было непросто, спасибо зятю, который всегда помогает и плечо подставляет. Меня по наивности тогда все это удивляло: ну что там год учить? Им преподали немножко мат статистики, но в основном курс состоял из описания системы, правил и необходимых документов. А еще даже не закончив курсы, Нина нашла хорошую работу по новой специальности, которая оказалась очень востребованной. И сейчас совершенно довольна своим бюрократическим настоящим, она аккуратна до занудства и обожает помогать бедным инженерам и докторам заполнять бесконечное количество нужных бумаг.

Я же сама совершенно не отдавала себе отчет, сколько тут этих бумаг. Хотя сама была менеджером по проектам в Комбижириксе, но там клиенты были в основном университетские, их бумажки не волновали, и к клиническим испытаниям реальных лекарств это все отношения не имело. Поэтому на собеседованиях и интервью я всегда говорила, что представляю себе бюрократию и вполне могу ей заниматься. А на самом деле ни фига я не представляла! Вот сейчас, после недели на новом месте в Когеномике, начинаю потихоньку представлять, как все ужасно! Ибо для начала мне надо пройти компьютерный трейнинг по примерно 50 различным курсам, связанным с правилами и регуляциями, а так же со структурами и функциями нашей КИО и конкретно подразделением Когеномика. Каждая из презентаций занимает от 30 до 60 минут и заканчивается небольшим экзаменом на прочитанное. А еще надо прочесть около 200 отдельных документов, называемых СОП, стандартная операционная процедура. Каждый из них есть детальный протокол, как осуществлять некий процесс, например, мерить концентрацию ДНК в образцах заказчика. Естественно, каждый шаг влево или вправо от СОП карается расстрелом на месте. Впрочем, как всегда суровость правил должна как-то компенсироваться, иначе придется расстрелять всех. Здесь эта компенсация достигается избыточным количеством работников. Все сложные вещи делаются вдвоем, в оформлении документов тебе постоянно помогает, вообще взаимовыручка развита безмерно, и народ кругом очень мил. Исключительно командная игра, у каждого проекта есть один "владелец" и 3-4 постоянных помогающих. И каждый со стороны готов подставить плечо, причем в любой момент. Штат кажется раздутым, да и сейчас вместе со мной наняли еще 7 человек. Но на самом деле это спасает от затыков, всегда можно найти помощь. Посмотрим, как это работает в натуре. А теперь пора в бой, я пока прошла всего 30 трейнингов и прочла всего 120 СОП.
Tags: american life, science-biology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments