mary_spiri (mary_spiri) wrote,
mary_spiri
mary_spiri

Секреты новой работы

Первые пару недель на новой работе я была занята только одним: читала всевозможные правила о том, что делать нельзя, а так же бесконечные процедурные описания того, как именно делать то, что все-таки делать разрешается. В сумме - более 300 документов, именно таково было количество онлайновых курсов, которые мне были предписаны. Примерно в половине из них надо было сдавать онлайн-тест с проходным баллом не менее 80 из 100. В общем, даже и не знаю, как мне вежливо выразить мысль о том, насколько это все меня задолбало. При этом я конечно узнала много нового. Например, что я не могу использовать рабочий компьютер для проверки персональной почты. Не могу использовать мобильник, чтобы хоть что-нибудь сфотографировать на работе (даже если по работе нужно). Не могу смотреть никакие видео, включая он-лайн обучение методикам от компаний-производителей нашего оборудования или софта. Не могу никому рассказывать о том, чем занимаюсь на работе, не могу использовать названия компаний-заказчиков, а только четырехзначные номера, которыми они обозначаются (ой-ой-ой, не могу даже говорить, что номера четырехзначные!). Не могу распечатать протокол эксперимента и взять бумагу с собой в лабу (а только могу открыть на экране компьютера и с него читать). Не могу оставить на рабочем столе ни строчки, все должно быть убрано так, чтобы не было видно. Не могу инсталлировать никакой софт, кроме заранее утвержденного. Фух, хватит. Наверняка список можно и дальше продолжить, но зачем?

Это все сделано для сохранения коммерческих и личных тайн по требованию регулирующих агентств (FDA, Federal Drug Administration). Как следствие нашей специфики: мы обслуживаем клинические испытания. А конкретно - беремся за любую работу, где надо тем или иным способом изучать ДНК и/или РНК, полученные от пациентов. Вот пример: некая Большая Фарма (Big Pharma - так обычно называют международные фармацевтические компании с десятками тысяч сотрудников) собирается заплатить нам 8 миллионов за анализ около 60 тысяч клинических образцов ДНК на предмет наличия определенной мутации в некоем гене. Для Большой Фармы - это ерундовая трата, ведь вывод на рынок нового лекарства через все регуляции стоит около 2-3 миллиардов долларов, и это без учета денег, пошедших на саму разработку (пара сотен миллионов в среднем). А мы включаем своих роботов, и вперед.

Но разумеется все совсем не так просто, как оно звучит. Для регулирующих агентств совершенно необходимо документировать каждый шаг клинических испытаний. Для чего существуют ЛИМС (LIMS – laboratory information management system): система менеджмента лабораторной информации. ЛИМСы у нас растут, как грибы в лесу, под каждой елкой и без особого порядка. Первым был исторически запущен ЛИМС для хранения информации о местонахождении образцов. У нас тут примерно сто морозилок стоит, на минус 20 и минус 80. Морозилки примерно на 1.5-2 кубометра каждая, а дальше полки и коробочки. Полки имеют четырехзначные номера, а коробочки - пятизначные. Когда образцы поступают в лабу, их тут же регистрируют и распихивают по морозилкам. Помогают регистрации баркоды. Если образцы поступают в лабу без баркодов, то наши дерут с клиента дополнительно 10 долларов с образца за перенос в пробирки с баркодами.

Из образцов выделяют ДНК и РНК, которые потом проверяют на количество и качество. Полученные данные в первичный ЛИМС не лезут, он не так был сдизайнирован. Для данных по контролю качества создан уже следующий ЛИМС. Дальше ДНК и РНК можно анализировать десятками разных способов. К счастью, некоторые способы удается консолидировать в единый ЛИМС. Поэтому ЛИМСов у нас всего около дюжины. Это лабораторных. А еще есть базы данный для менеджмента проектов, но мы туда не лезем, мы лабораторные крысы. Друг с другом ЛИМСы разговаривать не умеют. Поэтому вся основная работа по изготовлению сводных таблиц с данными делается нами вручную в экзеле, скачивая туда данные из разных ЛИМСов. А таблицы потом надо хранить. Где? В очередном ЛИМСе...Да еще и для себя неплохо эти файлы иметь. Ибо во время лабораторной работы тебе просто некогда шуроваться по ЛИМСам, и прыгать между окнами в компьютере. Так что у каждого из нас еще и своя база данных на всякий пожарный.

Наши приборы - это отдельная песня, иногда очень круто смотреть на стройный ряд из 20 секвенаторов ДНК (которые читают последовательность нуклеотидов). Однако наличие роботов отнюдь не уменьшает количество работы для людей, а скорее увеличивает. Проблема в том, что каждый "пробег" прибора, каждый этап эксплуатации - это очередное окошко с клетками в соответствующем ЛИМСе, которые надо заполнить. А каждый контейнер, пробирка и плашка имеют баркод, который надо внести в ЛИМС. Иногда не один раз.

Многие процедуры анализа ДНК и РНК многостадийны. Для максимальной автоматизации за раз в обработку стараются отправить как можно больше образцов, сколько влезет на плашку или картридж. И самое страшное, что может случиться - это путаница, где какой образец. Поэтому перенос из отдельных пробирок в картридж или плашки осуществляется только специальными роботами, вручную запрещено. И вот вместо того, чтобы просто пипеточкой перенести образцы, ты открываешь специальную страницу нужной процедуры в ЛИМСе, плюс программу управления роботом, плюс заветный экзел-файл (который позволяет не заблудиться в этом лесу окончательно), плюс описание методики. Откручиваешь крышечки с пробирочек, сканируешь баркоды, расставляешь требуемые роботом материалы на роботическом столе в соответствии со строгой схемой, нарисованной программой. Судорожно проверяешь, все ли на месте (трижды плюешь через левое плечо). И нажимаешь на заветную кнопочку Старт. После чего надо сидеть и наблюдать за роботом, чтобы он все правильно сделал. А в конце тебя снова ждет очередное окно в ЛИМСе, куда надо внести данные об окончании процесса. Ибо следующий этап можно запустить, только если ЛИМС знает, что закончен предыдущий. Право же, пипеточкой я бы все перенесла еще час назад, и без ошибок. А прыгая по ЛИМСам, то и дело ошибаешься, так как отвлекаешься на всякую фигню. Истинный бунт роботов - это вовсе не металлические скелеты с пулеметами из Терминатора. На самом деле роботы просто вызывают полный паралич человеческого существа, приставленного к ним для управления, выводят его из строя, и сильно затрудняют осмысленную работу.

Давеча меня спросили, а что я думаю про систему ЛИМСов. Я вежливо ответила: "Я уверена, что вы не захотите узнать мое мнение. Оно цензурными словами выражено быть не может. А нецензурно я не стану, вы меня иначе уволите". Тогда меня утешили: наши страдания услышаны. Оказывается, наши сейчас создают еще один ЛИМС, который объединит все остальные ЛИМСы. Кольцо Всевластия для наших Сауронов. Чтобы победить Дракона, надо создать еще большего Дракона.

Что же меня утешает? Вообще-то я тут в исследователях, моя хата с краю. Я постоянно сбегаю в новые проекты, где все делаешь вручную, пробирки без баркодов, а роботы еще не взбунтовались и подчиняются простым командам. Правда иногда, если речь идет о 60 тысячах образцов, помогают все, и исследователи тоже. Так что пока я периодически отвлекаюсь от нормальной работы и подвергаюсь трейнингу, чтобы быть полезным членом общества. Цинично себя убеждаю, что зарплата здесь хорошая, народ милый, отпуска - целый месяц, а роботы народ не убивают, только мучают.
Tags: american life, science-biology, washington state
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments